Большой Бейсуг

Краснодарский край

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Сочинения А. С. Пушкин Трагизм гибели великого русского поэта А. С. Пушкина

Трагизм гибели великого русского поэта А. С. Пушкина

(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

Но там и я свой след оставил,
Там, ветру в дар, на темну ель
Повесил звонкую свирель.
А. С. Пушкин

«При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о нацио­нальном русском поэте, — сказал Н. В. Гоголь. — В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство». Пуш­кин явление чрезвычайное и, может быть, единственное. В нем русская природа, русская душа, русский характер.

Пушкин — классик нашей литературы, немеркнущий и загадочно недостижимый для нее идеал. Это — солнце русской классической поэзии. Он завершил более чем сто­летний процесс формирования новой русской литерату­ры и ее языка.

Бог дал Пушкину оформленный и зрелый язык художественных слов-образов, в котором отразился весь душевный процесс «русского гения». В Пушкине заклю­чен высокий дух нашей классической литературы.

Путь, пройденный и отраженный поэтом в его поэзии, отзовется потом в творчестве Толстого и Достоевского, воплотится в жизни их героев: от разочарования и безве­рия — к вере и молитве, от революционного бунтарства — к мудрой государственности, от юношеского многолю-бия — к культу семейного очага, от мечтательного свобо­долюбия - к трезвому, оберегающему преемственность исторического развития консерватизму.

Этот путь был сложен и тернист. В сентябре 1820 года Пушкин прибыл в Кишинев. К служебным обязан­ностям своим относился спустя рукава и даже поселился на жительство в доме генерала, снимая комнату на пер­вом этаже. Пушкин в это время много работал. В посла­нии «Чаадаеву» поэт писал:

Владею днем моим; с порядком дружен ум;
Учусь удерживать вниманье долгих дум;
Ищу вознаградить в объятиях свободы
Мятежной младости утраченные годы
И в просвещении стать с веком наравне.

Однако Кишинев в период пребывания в нем Пушки­на отнюдь не напоминал «тихую пустыню». Вскоре он стал центром готовящегося греческого восстания — на­ционально-освободительной борьбы против турецкого вла­дычества. Пушкин мечтал о своем личном участии в этом деле. Он написал цикл стихов, поэтизирующих сражаю­щийся народ и его героев: «Война» (1821), «Гречанке» (1822), «Я твой навек, Эллеферия» (1821). Вольнолюби­вые надежды Пушкина поддерживаются и кишиневским окружением поэта. Он фактически оказался в центре Южного общества декабристов.

В феврале 1822 года правительство, давно следившее за деятельностью кишиневского кружка, приступило к его разгрому. В. Ф. Раевский был арестован. Положение Пушкина в Кишиневе с каждым днем становилось все тяжелее и тяжелее. Поэтому он обрадовался предоста­вившейся ему возможности перевода в Одессу под покро­вительство нового начальника края М. С. Воронцова.

Пройдет немного времени, и Пушкин об этом горько пожалеет. Пребывание в Одессе вскоре осложнилось для Пушкина глубоким конфликтом со своим новым началь­ником. Видя пренебрежительное отношение поэта к обя­занностям по службе, Воронцов специально отправил его в оскорбительную в своей бессмысленности командиров­ку «на саранчу». Пушкин подал прошение об отставке.

8 июля 1824 года поэт высочайшим повелением бил уволен со службы, а затем сослан в родовое имение Ми-хайловское под двойной надзор — полицейский и духов­ный. В Михайловском он подвел итог целому периоду своего творчества: в лирике — стихотворением «К морю», в лироэпосе — романтической поэмой «Цыгане». Зрелый Пушкин, опережая восторги своих современников, ви­девших в нем «русского Байрона», решительно одолел искус «байронизма» и вышел к новому, трезвому и реа­листическому взгляду на жизнь.

Прошло несколько месяцев в Михайловском, Пушкин пребывал в унынии, по вечерам слушал сказки своей няни. Сохранились записи семи сказок, сделанные Пушкиным со слов Арины Родионовны; на их основе поэт написал впоследствии «Сказку о царе Салтане», «Сказку о попе и о работнике его Балде», «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях ».

Михайловское одиночество, по словам близко знавшей и любившей Пушкина А. П. Керн, много содействовало развитию его гения. В Михайловском поэт пережил не­бывалый творческий подъем, сопоставимый лишь с бол-дин ской осенью 1830 года. Он завершил начатых на юге «Цыган», создал «Бориса Годунова», «Графа Нулина», «Сцены из Фауста», «Разговор книгопродавца с поэтом», цикл «Подражание Корану», «Андрея Шенье», «Я по­мню чудное мгновенье» и множество других лирических стихов, написал третью, четвертую и пятую главы «Ев­гения Онегина».

19 ноября 1825 года скоропостижно умер в Таганроге Александр I. Известие о его смерти дошло до Михайлов­ского около 10 декабря. У Пушкина появилась надежда на освобождение. Он решил, пользуясь периодом междуцар­ствия, тайно вырваться в Петербург, но план сорвался.

В начале сентября 1826 года государь прибыл в Моск­ву для коронации. А 4 сентября в Михайловское приска­кал фельдъегерь, в сопровождении которого, хотя и «не в виде арестанта», Пушкин был доставлен в Москву, пря­мо в Кремль. Его ввели в кабинет императора в дорож­ном костюме, пыльным и небритым.

После довольно продолжительной беседы царь, от­пустив Пушкина, сказал, что сегодня он разговаривал «с умнейшим человеком в России». Пушкину было раз­решено жить в Москве, а с царем установились «особые» отношения. «Я сам буду твоим цензором», — сказал ему Николай.

Все чаще оглядывается Пушкин на пройденный путь и все решительнее подвергает свою жизнь критическому, нелицеприятному и беспощадному суду перед лицом веч­ности, у двери которой остановился теперь его поэтичес­кий гений. Исповедальные, покаянные мотивы наиболее сильно прозвучали в стихотворении «Воспоминание»:

Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень
И сон, дневных трудов награда,
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья...

В 1830 году Пушкин получил благословение на брак с Натальей Николаевной Гончаровой. Начались хлопоты и приготовления к свадьбе. Пришлось срочно ехать в село Болдино Нижегородской губернии для обустройства выделенной ему отцом части родового владения. Начав­шаяся внезапно эпидемия холеры надолго задержала по­эта в деревенском уединении. Здесь и произошло чудо первой болдинской осени: Пушкин пережил счастливый и небывалый по длительности прилив творческого вдох­новения. За неполных три месяца он написал стихотвор­ную повесть «Домик в Коломне»; драматические произ­ведения «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы», «Дон Жуан»; цикл прозаических вещей под общим названием «Повести Белкина»; «Историю села Горюхина»; около 30-ти лирических стихотворений; он завершил роман в стихах «Евгений Онегин».

18 февраля 1831 года состоялось венчание Пушкина с Н. Н. Гончаровой в Москве в церкви Большого Вознесе­ния на Никитской. Весну и лето молодая чета провела в Царском Селе, а осенью 1831 года Пушкины переселились в Петербург. Наступил последний период жизни и творче­ства поэта. Продолжая затронутую им в «Стансах» и раз­вернутую в «Полтаве» тему царствования Петра Велико­го, Пушкин решает написать серьезный научный труд -историю Петра. Он получает разрешение Николая I посещать государственные архивы и определяется в Колле­гию иностранных дел с назначенным государем жалова­ньем. Вскоре интересы Пушкина выходят за пределы пет­ровского времени: его привлекает история Пугачевского бунта. Он едет в Оренбургскую губернию, в места, где происходило восстание. На обратном пути поэт проводит два месяца в Болдине, переживая второй прилив твор­ческого вдохновения. В болдинскую осень 1833 года Пуш­кин написал поэмы «Медный всадник» и «Анджело», «Сказку о рыбаке и рыбке», «Сказку о мертвой царев­не». По возвращении в Петербург он издает «Историю Пугачевского бунта» и приступает к работе над повестью «Капитанская дочка».

В поздний период творчества у Пушкина появляются критические ноты в оценке петровской деятельности. По­эма «Медный всадник» — наглядное тому подтверждение. Петр, олицетворяющий державную мощь российской го­сударственности, является и здесь главным героем, хотя действие поэмы относится к 1824 году, ко времени боль­шого петербургского наводнения. Название поэмы и осо­бая роль в ней «медного всадника», памятника Петру I на Сенатской площади Петербурга, свидетельствуют о философском подходе Пушкина к освещению истории. Фигура Петра символизирует государственную мощь, а конь под ним — вздернутую державной уздой Россию.

1 января 1834 года Пушкин записал в своем дневни­ке: «Третьего дня я был пожалован в камер-юнкеры — что довольно неприлично моим летам».

В 1835 году Пушкин с трудом добивается разрешения на издание собственного журнала, который он называет «Современник». Журнал выходит один раз в квартал. Но строгая аристократическая поэзия не принесла успе­ха Пушкину, не принесла успеха его журналу, подписка на который не превышала 60,0 экземпляров. Ожидаемых доходов журнал не давал и никак не поправил стеснен­ное материальное положение Пушкина.

Спасение от неудач, унижений, светских интриг, не­прочности последнего оплота — семейного очага — Пуш­кин находит в религии. Он создает цикл стихотворений, пронизанных глубоким христианским настроением. Сре­ди них выделяются «Странник» и «Отцы пустынники и жены непорочны». Вместе с лицейским товарищем М. Л. Яковлевым Пушкин участвует «советом и делом» в изда­нии «Словаря исторического о святых, прославленных в российской церкви».

Но придворная толпа, среди которой было немало людей развращенных и завистливых, с каждым днем проника­лась чувством недоброжелательности к Пушкину и его жене, В придворных кругах были и такие люди, которых бесила поэтическая гениальность Пушкина, его глубокий патриотизм и способность в любую минуту отстоять в стихах достоинство и честь России. К ним принадлежа­ли, например, министр иностранных дел Карл Нессель­роде и его супруга. Своим человеком в салоне супругов Нессельроде был голландский посланник, масон Луи Бор-хард Бевернаард Геккерн, который в начале 1830-х го­дов привез с собой в Петербург усыновленного им при живом отце француза Дантеса. Эта «семейка» Геккернов, известная всему Петербургу своим распутством, и долж­на была сыграть роковую роль в судьбе русского нацио­нального поэта.

Началось с расчетливых ухаживаний Дантеса за На­талией Николаевной. Когда Пушкин вызвал его на ду­эль, Дантес струсил и запросил отсрочки на две недели. За это короткое время, стремясь избавиться от дуэли, он «успел влюбиться» в младшую сестру Наталии Никола­евны, сделал ей предложение и женился. Загнав подлеца в угол, Пушкин снял свой вызов.

Но теперь Дантес начал преследовать Пушкина просьбами о примирении, а «отец» его — распростра­нять сплетни о жестокости, нетерпимости, «африканской» ревнивости поэта. Тогда Пушкин нанес публичное оскор­бление Геккерну-старшему, бросив ему в лицо очередное «послание» Дантеса. А в письме к барону он заявил: «Всем поведением этого юнца руководили вы. Это вы дик­товали ему пошлости, которые он распускал, и нелепос­ти, которые он осмеливался писать».

Геккерну-старшему ничего не оставалось делать, как послать вызов Пушкину, но к барьеру за него вышел Дантес, до конца исполнивший отведенную ему в этом страшном спектакле роль...

Смертельно раненный в живот и лишь контузивший противника ответным выстрелом, задевшим ему руку, Пушкин умирал в течение двух дней.

27 января в полночь приехал лейб-медик Н. Ф. Арендт с письмом от государя: «Любезный друг, Александр Сер­геевич, если не суждено нам видеться на этом свете, при­ми мой последний совет: старайся умереть христиани­ном. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свое попечение».

За несколько минут до смерти Пушкин впал в полуза­бытье. Схватив руку В. И. Даля, он говорил: «Ну, поды­май же меня, пойдем, да выше, выше — ну пойдем!». Затем он вдруг открыл глаза. Лицо его прояснилось: «Кон­чена жизнь, — сказал он. — Тяжело дышать, давит». Это были его последние слова. Пушкин ушел из жизни тридцати семи лет, восьми месяцев и трех дней 29 янва­ря 1837 года в 2 часа 45 минут пополудни.

Особая черта таких писателей, как Пушкин, - их свечная современность». Они воспринимаются как «на­чало всех начал». В их творчестве видится воплощен­ным национальный идеал писателя и человека со свой­ственным ему чувством меры, с безупречным ощущением границ дозволенного в жизни и в искусстве. Поэтому они воспринимаются как образец, но образец, недостижимый для подражания.

«Невозможно повторить Пушкина», - утверждал Го­голь. И в то же время русский критик Аполлон Григорь­ев с удивлением подмечал: «Во всей современной литера­туре нет ничего истинно замечательного и правильного, что бы в зародыше своем не находилось у Пушкина». Послепушкинская литература безотчетно и неосознанно, вне прямого стремления к подражанию, остается, тем не менее, в границах того магического круга художествен­ных тем, идей и образов, который очерчен ее гением, выс­вечен ее немеркнущим солнцем. «Мы находим теперь, — писал вслед за Ал. Григорьевым Н. Н. Страхов, - что, несмотря на множество, по-видимому, новых путей, ко­торыми шла с тех пор русская литература, эти пути были только продолжением дорог, уже начатых или со­вершенно пробитых Пушкиным». Русские писатели-клас­сики, явившиеся после Пушкина, раскрывают и разви­вают те емкие художественные формулы, которые содер­жит в себе образный мир Пушкина.


 
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

Пример HTML-страницы