Главная Главная История Суворов на Кубани

Авторизация



Посетители

Сейчас 78 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 50
Статьи : 1020
Просмотры материалов : 2471456
Суворов на Кубани
(60 голоса, среднее 4.68 из 5)

 

Искренность.

отношений,

правда в общении —

вот дружба.

Александр Суворов.

 

В истории Кубани имя Александра Суворова занимает одно из первых мест, ибо по долгу службы ему пришлось не только пять раз посещать ее просторы, но и дать разрешение на основание казаками-черноморцами ее столицы — города Екатеринодара.

В 70-х годах ХVIII века Россия продолжала вести борьбу с Османской империей за выходы, к незамерзающим морям, без чего она как великое государство не могла существовать. “Россия, — писал К.Маркс, — не могла оставить... устья Дона, Днепра и Буга и Керченский пролив в руках кочевых татарских разбойников” (эти водные артерии были захвачены еще в годы татаро-монгольского ига). По выражению того же классика, иго “не только давило, но оскорбляло и иссушало саму душу народа, ставшего его жертвой. Монгольские татары установили режим систематического террора, причем разорения и массовые убийства стали его постоянными инструментами”

Поэтому Россия и являлась многие годы практически единственным государством той эпохи, чья внешняя политика определялась стремлением к восстановлению исторической справедливости, а войны, которые она вела в тот период, были средством восстановления позиций и границ влияния древнерусского государства. Цели, которые выдвигала перед собой и решала тогда Россия, носили и национальный характер: на западе она добивалась возврата белорусских и украинских земель, а на юге — древнерусских земель, отторгнутых от Руси ее соседями в тяжкую годину.

Используя усобицу в Крыму, правительство России ввело в 1777 году на Кубань по просьбе калги (второго лица в ханстве) Шагин-Гирея небольшой корпус, чтобы вытеснить оттуда турок и их сторонников. И если военную часть задачи командиру корпуса генерал-майору Бринку выполнить удалось, то политические задачи оставались нерешенными, мира между закубанскими черкесами и ногайцами, союзниками России, не было.

Давно известно, что не всякий дипломат может быть полководцем, как не всякий полководец — дипломатом, как это и произошло с генералом Бринком. Но в истории бывали и счастливые исключения, одним из которых была и личность А.В.Суворова.

Прибыв на Кубань по приказу начальства 5(18) января 1778 года, 47-летний генерал-поручик Суворов появился в штабном редуте, валы которого и ныне видны в саду колхоза имени Мичурина у хутора Трудобеликовского Красноармейского района. Приняв документацию корпуса, тут же провел рекогносцировку низовьев Кубани, чтобы лично встретиться с местными феодалами. Обладая исключительной способностью быстро оценивать обстановку, он сумел в короткий срок установить между конфликтующими народами мир и спокойствие. Причем установлением не только разграничительной кордонной линии, но и путем мирных переговоров и организацией взаимовыгодной торговли у вновь построенных крепостей и фельдшанцев.

А.В.Суворов четко разделил население Прикубанья на разбойников и на основную массу народа, живущего своим трудом. “Не примечено, — доносил он, — народов, против России вооружающихся, кроме некоторого весьма незнатного числа разбойников, коим по их промыслу все равно, ограбить российского ль, турка, татарина или кого из собственных сообывателей”

Осложнившаяся в Крыму обстановка потребовала оттеснить от его берегов турецкий флот с войсками. С этой задачей блестяще справился Александр Суворов.

Всего 106 дней пробыл на Кубани А.В.Суворов в свое первое посещение. Малыми силами он смог не только построить разграничительную кордонную линию длиной в 500 верст (от Черного моря до Ставрополя), но и вы полнить свою миротворческую миссию. Покидая Кубань, Суворов доложил начальству: “...сии стране оставляю в полной тишине”.

Успех был достигну еще и тем, что он постоянно требовал от свои войск “соблюдать полную дружбу и утверждать обоюдное согласие между россиян и разных званиев обывателей”. К нарушителям этого требования Суворов был очень суров “На стоянках и походах — требовал он, — мародеров не терпеть и наказывать оных жестоко тот час на месте... Солдат — не разбойник”.

Будучи веротерпимым и вообще человеком про прогрессивных взглядов, Суворов относился к представителям всех народов с которыми ему приходилось общаться, одинаково даже в его ближайшем окружении служили ж только русские и украинцы, но и поляки, грузины армяне, представители малых кавказских народов. Он, как и все передовые русские военачальники, оценивал людей не по национальной принадлежности, а по их делам уму и верности России.

За два века о Суворове написано, как в России, так и за рубежом, тысячи статей и книг. И ни в одно из них нет ни единого слова о нем как о поработителе и истребителе народов. Однако завидующих его славе и ратным подвигам было и при его жизни предостаточно. Недаром же на его визитной карточке изображен вепрь, терзаемый двумя собаками.

В самые трагические годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., когда решалась судьба нашего государства, в честь великого полководца были названы ордена, корабли, танки, училища и даже колхозы.