Главная Сочинения М. Горький Образ Сатина и его значение в пьесе М. Горького «На дне»

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 88 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1223
Просмотры материалов : 4629377
Образ Сатина и его значение в пьесе М. Горького «На дне»
(240 голоса, среднее 4.45 из 5)
Автор: Лучшие экзаменационные сочинения: 400 золотых страниц.   

Задумывая свою пьесу «На дне», Горький опирался на образы реальных людей, реальные события и факты. Он посещает ночлежки, приюты. Хитров рынок, существовавший в то время в Москве, был скопищем воров, нищих, проституток и других людей, скатившихся на самую последнюю ступень жизни. Именно с них и рисует Горький своих героев. Один из самых ярких персонажей а пьесе — Сатин.

Горький не называет его по имени, подчеркивая тем ненужность самой жизни Сатина. Живет тот в ночлежке Костылева, подавляющей уже одним своим интерьером: тяжелые своды, законченные стены с обвалившейся штукатуркой, грязный стол и табуретки, нары вдоль стен. Уже одно это не оставляет человеку никакого шанса.

Впервые мы встречаемся с Сатиным, когда он просыпается в ночлежке. Впечатление о человеке складывается с первых минут: Горький наделяет Сатина чем-то звериным. Сатин лежит на нарах и рычит. В этом выражается его боль, усталость и отвращение к такой жизни. За пристрастие к картам его когда-нибудь «совсем убьют до смерти», но Сатин уже не считает себя живым человеком. «Дважды убить нельзя», — говорит он. А ведь Сатин не всегда был таким. Это был «рубаха-парень… плясал великолепно, играл на сцене, любил смешить людей». А потом... бывает случается что-то непоправимое, это решает всю дальнейшую судьбу. Сатин убил человека из-за родной сестры и отсидел за это четыре года и семь месяцев. «А после тюрьмы нет ходу!».

Сатину говорят: «Легко ты жизнь переносишь!». Но ему приходится не так просто как может показаться. Он скептически ко всему относится, насмехается над собой и окружающими. Но это всего лишь способ отгородиться от реальности, потому что ничего обнадеживающего для него в ней нет. «А кому хорошо жить? Всем плохо». Сатину, может быть, даже хуже, чем остальным. Он раньше много читал, мог назвать себя образованным человеком, Сатин отлично осознает, что то, как они живут, нельзя даже назвать жизнью. Он и любит «непонятные, редкие слова», потому что они ассоциируются с какой-то другой жизнью, с тем, что когда-то было или могло быть.

У Сатина сформировались очень интересные взгляды. Он сам себе пытается доказать, что стоит не ниже остальных людей. Он спрашивает, зачем работать. Он презирает работу ради еды, выживания. Он говорит: «Ты не станешь работать, я не стану… еще сотни тысяч.., все!». Сатин говорит, что стал бы работать, если бы работа была ему приятна. Но, как нам кажется, не смог бы. Слишком уж сильно опутали его стены ночлежки. Всякий, кто там остается, становится ее заложником. Клещ еще не смирился, он пытается в себе что-то сохранить, как-то бороться. Но прав Сатин, говоря, что и Клещ «привыкнет».

А нужны ли человеку, находящемуся «на дне», человеческие качества? По этому вопросу и происходит первое столкновение взглядов Сатина и Луки. Сатин говорит: «Всякий человек хочет, чтобы его сосед совесть имел, а никому, видишь, не выгодно иметь-то ее». Лука приветствует обитателей ночлежки словами: «Доброго здоровья, народ честной!».

И на всем протяжении пьесы Сатин является антагонистом Луки. Автор оставляет за нами выбор, как же лучше жить и что нужно человеку: правда или ложь. Лука словесно демонстрирует; что человек всегда остается человеком. Он успокаивает людей, вселяет в них надежду. Он внушает Актеру мысль об излечении, рассказывает о лечебнице для алкоголиков. Актер загорается этой идеей. Сатин же называет все это миражом. Он говорит: «Ничего нет! Нет городов, нет людей... ничего нет!». Появление Луки заставляет Сатина задуматься о своей жизни, об их мире: «Мертвецы не чувствуют… Кричи…реви... мертвецы не слышат!».

Но вот «на дне» наступает весна. Но даже она не кажется веселой. Снег стаял, а грязь как была, так и осталась. Все собираются на пустыре, занесенном грязью и мусором ( пакеты для мусора ). И серый цвет стен, и сучья деревьев без почек еще больше подчеркивают всю безысходность жизни. И единственный, кто пытается помочь несчастным, является Лука. Он успокоил умирающую Анну, он утешает и расстроенную Настю. Лука говорит, что «надо кому-нибудь и добрым быть.. жалеть людей надо». Актер, благодаря ему, уже совсем решает бросить пить, пойти работать. На это у Сатина есть лишь одна фраза: «Нелепо». Поведение Сатина кажется жестоким, но он просто осознает бессмысленность происходящего. Он и Клещу, который уже ощутил безвыходность своего положения, дает совет: ничего не делать.

Но о человеке судят не по словам, а по делам. Тот же Сатин с неподдельной нежностью вспоминает о сестре: «Славная была человечинка сестра у меня». Ради нее он и в тюрьму-то сел. Когда бьют Наташу, Сатин сразу же бежит защищать ее. Даже Пепел говорит: «Ты — можешь... не то, что пожалеть можешь... ты умеешь не обижать...».

Сатин пытается быть сильным, противоречит Луке. Он говорит, что человека нельзя жалеть, «унижать его жалостью». Он говорит, что ложь нужна только тем, «кто слаб душой и кто живет чужими соками». Но эта жизнь к Сатину была слишком жестока. Он считает, что смирился с реальностью, привык, но ему все, еще очень больно вспоминать прошлое. Лука говорит: «Не обижай человека». Но эта фраза слишком сильно жжет душу Сатина: «Не тронь... не обижай человека! А если меня однажды обидели и — на всю жизнь сразу!».

Сатин говорит; что человека уважать надо, что ложь унижает человека. Но ведь Лука, уговаривал Пепла бросить воровство, тоже говорит, что «человек должен уважать себя». Он просто не считает жалость. и «ложь во спасение» унизительными.

Горький словами Сатина утверждает величие человека, говоря: «Человек! Это звучит гордо». Сатин называл себя «арестантом, убийцей, шулером», доказывая свое право быть человеком. Он говорит, что «человек — свободен». Очень хочется верить Сатину, но иногда так трудно быть смелым  сильным, независимым. И как порой хочется встретить своего Луку.

Сатин смеется над словами Луки, что «человек рождается для лучшего». Он был бы готов поверить Луке, если бы была хоть какая-то надежда. Но её нет! Он, наверное, и Актера-то пытается оторвать от мыслей об излечении, потому что предвидят его конец. Горький говорят: «Правда — бог свободного человека!». Но он же и противоречит себе словами, что «правда и убить может». Не удивляют Сатина слова Барона: «Актер удавился!». Он лишь констатирует: «Эх... испортил песню... дурак!».

Но эта смерть уж всем открывает глаза на безысходность жизни:

 

Со-олнце всходит и захо-одит...

А-а в тюрьме моей темно-о!

 



 
 

Новости школы