Главная журнал Самообразование Сельскохозяйственная политическая экономия. (значение этой науки для сельского хозяйства)

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 121 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1221
Просмотры материалов : 4491529
Сельскохозяйственная политическая экономия. (значение этой науки для сельского хозяйства)
(6 голоса, среднее 5.00 из 5)
Автор: Л. Эйнфахер   

06.02.1902 №13

Образованное по Высочайшему повелению, под председательством Министра Финансов, особое совещание для выяснения нужд сельскохозяйственной промышленности является одним из самых крупных событий в нашей внутренней жизни за все последние годы. Участие в этом совещании почти всех министров и председателей двух отделений Государственного Совета показывает, какие широкие предначертания имеются в виду при образовании этого совещания.

Иными словами, в этой широте постановки задач особого совещания можно с уверенностью предусматривать созревшее убеждение, что развитие сельскохозяйственной промышленности не может происходить отдельно от остальных функций государственной жизни, что земледелие, как основной источник нашего благосостояния, неразрывно связано не только с другими хозяйственными сторонами государственной жизни, но и с такими её элементами, которые на. первый взгляд кажутся далекими от земледелия, как, напр., элемент правовой (юридический) и вообще весь строй и уровень внутренней культуры.

И такой взгляд вполне гармонирует со строго - научным взглядом на сельскохозяйственную промышленность. Эту последнюю можно рассматривать с двух совершенно различных точек зрения, от чего и происходит тот факт, что для сельского хозяйства имеет огромное значение не одна наука — а г р о н о м и я, а и другая — политическая экономия,. или наука о государственном хозяйстве вообще.

В самом деле сельское хозяйство есть, с одной стороны, дело н а у ч н о г о искусства или техники в применении к усилению производительности земли. То есть, с этой точки зрения, мы ищем применения (к добыванию продуктов от земли) законов и фактов, открытых естествознанием — химией, физикой, ботаникой, зоологией, почвоведением, метеорологией и т. д.

С другой же стороны, сельское хозяйство есть одна из общественных или национальных промышленностей, входящая в общий круг национально - экономических явлений, оно — частная область этого общего круга, на которую влияют, как и на целую сферу промышленной жизни, общественным, государственные и международные условия и отношения, формы обмена, рынки — внутренний и внешний, покровительственные пошлины, провозные тарифы, кредит, юридические формы договора и личного гражданского положения земледельца в стране, в смысле охраны его предприимчивости, свободы движений; сюда же относятся имущественные и договорные правовые формы (напр., условия пользования землей), формы и условия пользования трудом (напр., крепостным, наемным, личным) и т. п.

Насколько важна и необходима в практике земледелия эта вторая точка зрения и соответствующая ей науки (экономическая, юридическая и т. п.), можно пояснить несколькими наглядными примерами. Так, на первый взгляд кажется, что технически-научным улучшения возделывания земли должны быть везде и всегда выгодны. Однако, это — ошибка. Там, где земледелие перешло к стадии денежного хозяйства, т. е. где земледелец производит хлеб на продажу ради получения денежной прибыли, ему не всегда бывает выгодно вводить такие улучшения, которые требуют затраты капитала. Ведь эту затрату он должен покрыть из денег, вырученных за хлеб. Следовательно, если сбыт хлеба ничтожен, если цены на хле6 низки и т. п., то иногда может оказаться более выгодным довольствоваться прежнею производительностью земли.

Вот другой пример: собственник земли не хочет хозяйничать сам и сдает ее в аренду. Смотря по высоте арендной платы, арендатор может или не может затратить капитал на техническо - научные улучшения. При этом бывают нередки случая, когда аренда так высока, что арендатор уплатив ее, едва в состоянии просуществовать сам. От этого не редко арендаторы должны прибегать к хищническому хозяйству, истощающему почву, и только тогда их личный труд на земле оплачивается наравне с трудом наемного рабочего...

Отсюда вы видите, что даже при самом совершенном знании агрономической науки и сельскохозяйственной техники можно вести себе в убыток если не знаешь экономической науки в её отношениях к земледелию.

Я привел только два наиболее наглядных примера, но их можно привести тысячи из разных отделов хозяйства. Однако, я ограничусь только еще одним, так как впереди нам предстоит вести дело с общими началами, которые охватывают более или менее все частные случаи. Приведу именно пример, который должен сам показать наглядно, как широко соприкасается область сельского хозяйства с вопросами по видимому, весьма отдаленными от неё и на которые только в последнее время обращено должное внимание

Еще несколько лет тому назад трудно было представить, что может возникнуть самая жестокая экономическая борьба между целыми нациями, а внутри нации — между отдельными общественными классами (как напр., в современной Германии) по вопросу о поднятии ввозных пошлин на иностранный хлеб. О таком поднятии хлопочут теперь крупные немецкие землевладельцы. На первый взгляд, их расчет вполне понятен и разумен: если на хлеб, ввозимый из-за границы, будут наложены в Германии высокие пошлины то он вздорожает на сумму этих пошлин. И вот немецкий потребитель будет покупать поневоле хлеб немецких землевладельцев, а не заграничный, даже в том случае, если эти последние поднимут на него цену, но так, чтобы он все же. был немножко дешевле заграничного. Кажется, расчет верен? Но. тут не предусмотрено одно небольшое обстоятельство: эту повышенную цену на родной хлеб придется уплачивать миллионам рабочих из своего заработка, который и без того всегда идет в обрез, наравне с самыми насущными потребностями. Откуда же этот рабочий люд возьмет лишние деньги на эту прибавку? Он должен настаивать перед фабрикантами и заводчиками на повышение заработной платы.

Однако, фабриканты и заводчики, если бы даже и пожелали удовлетворить этим требованиям для успокоения рабочих, не всегда могут это сделать: ведь они вынуждены, конкуренцией других стран, доводить до минимума издержки производства, среди которых заработная плата составляет одну из главных. Увеличив жалованье рабочим, они принуждены повысить цену на товары. Для многих это будет равносильно краху. Массы рабочих останутся без работы... Одним словом, повышение в Германии пошлин на хлеб и должно повлечь сотни последствий, начиная от стачек и волнений между немецкими рабочими и кончая жестокими промышленными кризисами, безработицей десятков тысяч людей и тому подобными бедствиями внутри страны. При этом страдают и фабриканты, и рабочие, и купцы, и банки; нарушается и общественное спокойствие, а в конце концов все это должно отразиться и на самих сельских хозяевах, так как всеобщее бедствие и безработица сократят спрос на их хлеб… Да и продукты производства фабрик и заводов, которыми, пользовались прежде сравнительно дешево, теперь должны подняться в цене.

Таков результат высоких пошлин на хлеб, требуемых немецкими аграриями, если этот вопрос рассматривать строго научно, а не с точки зрения слепой жадности одного общественного класса, устраивающего беду другим в сущности на свою голову.

Если это довольно длинное вступление помогло читателю уяснить значение в земледельческом производстве политико-экономической точки зрения, то мы можем приступить к изложению некоторых основных начал её. Но сделаем предварительно одну важную оговорку.

Наука, о которой мы собираемся говорить, еще так не разработана, что даже самые элементарные и важнейшие её положения вызывают споры среди выдающихся специалистов. Наглядным примером может служить вопрос, поднятый у нас несколько лет тому назад, над которым работала официальная комиссия из лучших наших экономистов - профессоров, как, напр., А. Чупрова, Постникова и других. Вопрос состоял в том: выгодна ли для крестьян дешевизна хлеба? Замечательнее всего то, что положения, к которым пришла комиссия, вызвали такие споры, после которых трудно сказать «да» или «нет» окончательно, без особо- строгой критики той или другой стороны.

Скажете, что в этом, быть может, виновата неразвитость собственно русской науки?. Ничуть не бывало. Два года тому назад между передовыми представителями экономической науки в Германии завязался не менее горячий спор по поводу самых основных вопросов земледельческой экономии.

Вопрос шел о том, развивается ли земледелие тем самым процессом, который наметил Карл Маркс для обрабатывающей промышленности? До 1899 года немецкие экономисты новой школы полагали, что этот процесс во многом, если не во всем, одинаков. Так, в обрабатывающей промышленности было замечено развитие все более и более крупных предприятий, требующих огромных капиталов, дорогих машин и т. п., причем мелкiе предприниматели - хозяева лопаются, не имея возможности конкурировать с крупными. Благодаря этому крупные предприятия сосредоточиваются все в меньшем и меньшем числе предпринимателей - мамонтов, а мелкие совсем исчезают. Подобно этому, предполагалось, что и в земледелии идет процесс сосредоточения земли все в меньшем и меньшем числе землевладельцев. Мелкие хозяева поглощаются крупными, мелкое землевладение — крупным.

И вдруг выдающиеся приверженцы этого мнения стали один за другим отказываться от него, доказывая, что процесс развития земледелия идет в действительности совершенно иным путем. Такой резкий поворот мнений был обусловлен двумя рядами причин. Энгельс выпустил в свет 111-й том знаменитого сочинения Маркса «Капиталъ», над обработкой которого : трудился несколько лет, так как после смерти Маркса часть осталась не законченной, в отдельных листках и набросках. При изучении этого третьего тома оказалось, что и сам Маркс, и Энгельс подметили в земледельческой промышленности такие черты, которые резко отделили процессы её от процесса развития обрабатывающей промышленности.

К этому присоединился второй ряд причин, состоявший в том, что в Германии, да и некоторых других государствах Европы, с неожиданной быстротой и успехом стали развиваться, среди мелких земледельцев, так называемые «Земледельческие союзы», лишь отчасти и очень отдаленно напоминающие наши русские общины. Эти «союзы» начали образовываться для самых разнообразных целей: для совместного сбыта продуктов нескольких местных хозяйств, для совместной закупки продуктов, машин, племенных животных, семян, для совместного кредита. и т. д., и т. д., о чем мы еще будем говорить в своем месте.

Дела этих союзов пошли так успешно, что прежнее убеждение, будто бы мелкое хозяйство не может конкурировать с крупным и должно быть поглощено этим последним, стало очевидной для всех ошибкой.

Как ни старался удержать прежнюю позицию один из последователей старого (ортодоксального) марксизма, Кесутский, но против него выступили талантливые новаторы - Бернштейн, Гертц, из которых особенно второй, в своей книге «Аграрный вопрос», собрал массу неоспоримых фактов нового движения в западноевропейском земледелии. Эта масса фактов, критически проверенная и прекрасно обработанная, не убедила разве только заведомо - пристрастных и упорных в ошибочности прежнего взгляда.

Имея в виду эту неустановленность экономической науки по отношению к земледелию, мы в следующих этюдах будем излагать главнейшие положения этой отрасли знания с самой строгой критической проверкой.


Обновлено 01.07.2015 14:23