Главная журнал Самообразование Русские потребительные общества.

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 42 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1221
Просмотры материалов : 4491469
Русские потребительные общества.
(5 голоса, среднее 5.00 из 5)
Автор: М. Пасынков   

02.01.1902 г. №9

Шестидесятые годы прошлого века знаменуются таким подъемом самодеятельности русского общества, таким богатством идей и практических начинаний, что нет ничего удивительного, если мы и зарождение потребительных обществ находим в тех же шестидесятых годах.

Без всякого сомнения, на образование наших первых потребительных обществ Запад имел громадное влияние. Запад дал толчок нашему движению, а мы вложили в него наше увлечение, быстро разгорающееся, но быстро и потухающее.

Понимание пользы потребительных товариществ у нашего общества шестидесятых годов было полное, но жизнь показала, что, кроме понимания, для практического осуществления всякого дела требуется еще и уменье провести в жизнь то, что признаешь хорошим.

А увлечение было сильное. Когда в Англии, Германии и Франции, вслед за обществом рочдельских пионеров, стали организоваться везде потребительные общества, то и русская интеллигенция принялась открывать их повсюду. Первое общество было открыто в Р и г е  в 1865 году, затем они стали открываться и в других местах. и до 1871 года появилось в России до 70 потребительных обществ в различнейших местах нашего обширного отечества—в Риге и Иркутск, Петрозаводске и Тифлисе, Петербурге и Астрахани.

Средой, где первоначально появились русские потребительные общества, были преимущественно городские достаточной зажиточности жители. Имея полную и легкую возможность теоретически познакомиться с идеей потребительных обществ, наши пионеры новой торговли не имели того, что составляет главную основу для развития общественных лавок. Именно, материальное положение этого класса было достаточно хорошо, чтобы не обращать внимание на те сбережения, которые доставляла своя лавка.

Кроме того русское общество, до того стоявшее вне всяких общественных начинаний, еще не имело навыка для ведения общественных дел на новых принципах самостоятельности. Поэтому в самой внутренней организация ведения дел пришлось натыкаться на трудные задачи.

Изучая историю первых русских потребительных обществ, приходится констатировать, что в громадном большинстве они были данью увлечения ими нашей интеллигенции — и, как всякое увлечение, были непрочны. Из 70 обществ, образованных в то время, доныне функционируют лишь 6 обществ, и это те, где устройство их было не извне навеяно, а подсказано требованиями самой жизни. стандарт em marine

Но, повторяем, увлечение было сильное. Лишь только где-либо возникала мысль учредить свою общественную. лавку, тотчас находились люди, желающие вступить в общество, находились и капиталы для ведения дела. И замечательно, что большинство открывавшихся потребительных обществ вначале, по видимому, шло прекрасно: обороты их достигали внушительных цифр, получалась прибыль, выдавались дивиденды — но увы! Это была лишь блестящая оболочка, под которой скрывалась неприглядная действительность. Для примера можно взять любое из тогдашних обществ, ход дела в них был крайне однообразен, они отличались лишь названиями, ярлыками.

Если мы сообщим, например, историю петербургского общества «Б е р е ж л и в о с т ь»,—то этим дадим ясное понятие об истории и остальных первых русских обществ за весьма редкими исключениями.

Основанное в конце 1866 года, общество «Бережливость» имело при начале 94 члена с паевым капиталом в 736 руб. и вело дела при помощи марочной системы. Наиболее солидные торговые фирмы вступили с ним в соглашение, делая скидки на свой товар членам «Бережливости».

Общество росло, число членов прибавлялось, и в 1868 году была начата своя торговля с капиталом в 11899 руб.; к концу года общество имеет уже 7 отделений, число членов 2300 человек, капитал 23808 руб. и оборот превышает 223 тысячи руб.

До 100 фирм состоят поставщиками общества н считают это себе за честь.

Это ли не блестящий успех, это ли не залог прочного развития!

На самом же деле оказалось не так.

Год наивысшего развития дела был в то же время и годом начала падения общества.

Склады были открыты несоразмерно со средствами, стало не хватать капитала для закупки товаров в должном количеств, приходилось прибегать к крайним средствам,— и вот для подкрепления оборотного капитала предложено было не выдавать временно дивиденда на паи, обратив эти дивиденды на усиление средств общества. Хотя общее собрание в конце 1868 года и провалило это предложение, но предложенное подействовало угнетающим образом на членов общества, и они массами стали выходить из него. В 1869 году дела общества еще боле ухудшаются, и хотя оборот за этот год был еще значителен— около 189 тыс. руб., но и при таком обороте дивиденд на потребление вместо 5%, как было в 1868 году, пал в 1869 году до 1% во вторую треть года и совсем не выдавался в третью треть. Ухудшение дел продолжалось и привело к закрытию общества в 1873 году.

Таким образом, за 6 лет своего существования общество успело и быстро развиться и также быстро угаснуть. Причиной такого явления нужно считать то, что с самого начала организация дела была неудовлетворительной. В складах общества продавались швейцарские груши, грибы первый сорт по рублю фунт, но не было предметов первой необходимости. Богатые члены общества покупали в своей лавке эти дорогие предметы до тех пор, пока не проходило .увлечение обществом; для покупателей швейцарских груш не составляло большого ущерба перейти и к частным торговцам. Так в 1871 году на каждого члена общества пришлось забору на 1,5 руб. в месяц. Очевидно, члены общества покупали нужные себе продукты не в своей лавке.

Если же бы общество имело предметы наиболее ходовые и, улучшая качество товара, привлекало бы в свои члены бедного, но более постоянного покупателя — дело было бы вернее. А общество, наоборот, отшатывалось от таких покупателей. Когда одна петербургская артель просила разрешения войти в общество членом его, то общество отклонило просьбу артели, упустив этим массового покупателя.

Правление вело свое дело неумело. Так, оно сознавало пользу оптовых покупок, но производило их не соразмеряясь с потребностями: сахар, купленный оптом в 70 году, был еще в продаже и, в 73 году. Понятно, все выгоды оптовой закупки при таком ведении дела уничтожались.

Отчеты велись крайне небрежно; не только не давались точные цифры положения дела, а даже иногда намеренно скрывался убыток, чтобы представить дело в розовом свете.

Но, конечно, это потом неизбежно выплывало наружу и еще боле дискредитировало общество. На общих собраниях правление вело себя бестактно, лишало членов слова без достаточных оснований и даже грозило полицией.

И все это проделывалось в общественном деле, где гласность и уважение к чужому мнению суть необходимейшее условие правильного развития. В результате— закрытие общества при самых плачевных обстоятельствах: у общества, делавшего оборот боле 200 тысяч в год, при конце его было имущества лишь на 1340 руб.

Читайте историю первых обществ в Х а р ь к о в е , Одессе, Москве, Киеве, Барнауле — везде одна и та же картина.

А между тем одно время можно было думать, что общества уже укрепились в России. Помышляли в самом начале семидесятых годов о  с ъ е з д е  в Х а р ь к о в е для обсуждения дел потребительных обществ, начался было издаваться журнал  Р у с с к о е   п о т р е б и т е л ь н о е   о б щ е с т в о. Но все это не получило развития, все разбилось, частью по внешним причинам, но, главным образом, вследствие неподготовленности русского общества к новому делу; съезд не состоялся журнал прекратился.

Казалось, рок преследует наши начинания; казалось, Россия совсем неподходящая почва для самопомощи в деле торговли.

Действительность тоже как будто подтверждала такой вывод. Образование новых обществ уменьшилось, и период с 1871 по 1885 год характеризуется падением числа вновь открывшихся обществ. Движение как бы притихло, замерло.

Между тем жизнь подготовляла почву для возрождения, погибшего дела. Грамотность населения увеличивалась, увеличивалось число фабричных и заводских обществ — этой, как мы увидим, лучшей среды для развития потребительных обществ; борьба за существование становилась все труднее и труднее и заставляла хвататься за все, что хоть чем-нибудь облегчало эту борьбу. Условия жизни изменились так, что борьба за существование единоличная плохо достигала цели; нужно стало соединяться в союзы, артели, чтобы иметь успех в жизненной борьбе. Россия все дальше и дальше удалялась от натурального хозяйства, торговый капитал приобретал все большее значение. Изолированные потребители сильнее начали чувствовать на себе его тяжесть — и с 1886 года мысль о потребительных обществах снова пробуждается. Начинают чаще появляться в различных уголках России новые общества. К 1892 году движение окрепло, и общества организуются десятками в год. В 1898 году образовалось 72 общества, в 1899—86 и в 1900—67 обществ.

Цифра обществ, открытых в 1900 году, как нам кажется, не соответствует действительности. Статистика наших потребительных обществ весьма хромает.

До 1897 года наши общества не имели объединяющего центра, где бы сосредоточивались все вопросы о них, откуда бы они могли получать всякие полезные сведения. И лишь с 1897 года, когда упомянутый в нашей первой стать С. Петербургский комитет о ссудосберег. и пром. тов. выделил из себя постоянную комиссию по делам потребительных обществ, — лишь с этого времени мы можем иметь приблизительно верное представление о развитии у нас потребительных обществ.

Образовавшись к 97 году, к о м и с с и я прежде всего принялась за выяснение, где и сколько у нас на Руси потребительных обществ, и как они действуют.

В результате явилась прекрасная работа Н. А. Р е й т л и н г е р а, глубоко исследовавшего собранный материал. Но многие общества не только не прислали о себе подробных сведений, но даже не сообщили о своем существовании, что выяснилось впоследствии. Постоянная комиссия продолжала свою работу собирания и разработки сведений — и картина деятельности потребительных обществ все выяснялась.

Мы сообщим. читателям лишь самое главное.



Обновлено 06.11.2014 10:02