Главная Как выбирают имена ...И ЮРИДИЧЕСКИЕ

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 273 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1223
Просмотры материалов : 4630732
...И ЮРИДИЧЕСКИЕ
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Поговорка «закон — что дышло, куда повернул, туда и вышло», как ни странно, еще очень прочно сидит в головах многих людей, настолько прочно, что они даже стараются доказать ее справедливость на практике. И касается это не только клиентов загсов, не знающих или не желающих знать и признавать законы и инструкции о порядке регистрации, выбора и изменения имени, но, что более удивительно, и самих работников загсов.

Первые явно считают, что одной бумажкой больше, одной меньше разница невелика; вторые иногда вдруг вспоминают, что их долг — блюсти интересы не только государства, но и клиента, даже если он того не желает.

Мы не собираемся здесь пересказывать и комментировать соответствующие законы, положения, инструкции и т. п., связанные с личными именами. Наша задача намного проще: напомнить читателю некоторые важнейшие моменты имянаречения с точки зрения юриста-антропонимиста.

В начале книги мы уже говорили о личных шифрах. Когда они будут введены у нас, многие юридические акты автоматически потеряют свою целесообразность. Личный шифр присваивается при рождении человека и не меняется до самой смерти, а для общества и после смерти. Не будем здесь касаться деталей; важно то, что идентификационно-дифференцирующая функция будет (и гораздо эффективнее) выполняться личным шифром, а не именем-отчеством-фамилией, как в настоящее время. Сама собой отпадет необходимость постоянно согласовывать то имя, которое реально употребляется по отношению к данному человеку, с тем, которое зафиксировано в официальных документах. Ведь еще не редкость в наше время случаи, когда в свидетельстве о рождении записано одно имя, а в семье, яслях, садике, школе ребенок известен совсем под другим. Но паспорт ему выписывают строго по свидетельству о рождении, а не по реальному имени. По закону гражданин лишь по достижении 18 лет может поставить вопрос о перемене своего имени в паспорте на реальное. И хотя, по мнению многих специалистов и родителей, эту перемену целесообразнее было бы фиксировать при получении паспорта, закон этот пока остается в силе и заставляет родителей лишний раз задуматься над вопросом выбора имени ребенку.

Предоставляемая законом полная свобода выбора имени своему ребенку понимается некоторыми родителями превратно, в смысле, что хочу, то и ворочу. Мы нисколько не сомневаемся, что вы хотите своему чаду только добра. Подумайте, однако, не станет ли выбранное вами имя причиной множества больших и малых неудобств, конфликтов, ссор и обид для носителя этого имени. Напомним только наиболее частые ошибки родителей:

1. Выбирается и записывается экстравагантное имя: Дездемона, Эмпедокл, Психея, Цицерон, Наполеон и т. п.

2. Выбирается и записывается имя из нарицательной лексики: Электрон, Индустрий, Янтарь, Космос, Грация, Нимфа и т. п.

3. Выбирается и записывается имя традиционное, но в уменьшительно-ласкательной форме: Лена, Люся, Юра, Саша, Коля и т. п.

В первом случае следует помнить о том, что имя не только выделяет из ряда, но и вводит в него. Ономастический бум 20— 30-х годов прошел, русский, белорусский и украинский именники стабилизировались, и экстравагантное, необычное имя будет очень выделять вашего ребенка в любом возрасте. Но можно ли жить все время, как на съемочной площадке при ярком свете юпитеров? Вряд ли! Имя должно обязательно и вводить в ряд уже существующих, привычных уху имен. Как это определить, мы уже говорили в предыдущих главах.

Во втором случае следует проанализировать, кроме вышесказанного, и тот факт, что имя такого типа вводит дополнительно и в ряд нарицательных имен. Не окажется ли в этом ряду слово с нежелательными ассоциациями, слово, которое может быть по ассоциации поставлено вместо выбранного вами имени и тем самым как-то обидеть вашего ребенка.

В третьем случае просто следует помнить о силе традиции. Традиционные имена давно уже стилистически дифференцировались по ситуациям общения. И если всех взрослых Юр будут называть в сферах формального общения Юрий Петрович (Николаевич  и т. п.), а вашего сына Юра Петрович, то ничего, кроме ехидного хихиканья, от такого сочетания ждать не приходится. В 1982 году я узнал от начальника отдела кадров одного научно-исследовательского института историю, в которой именно такое сочетание уменьшительного имени и полного отчества повлияло на служебную карьеру его носителя. В этот НИИ назначили нового директора и, естественно, тот начал реорганизацию работы, за слабую эффективность которой уволили его предшественника. На должность ведущего инженера одного из отделов ему предложили Юру Петровича Флягина, способного, по отзывам специалистов, молодого конструктора. В своем секторе он носил заочную кличку Недоросль. Ознакомившись с личным делом Флягина, директор вызвал начальника отдела кадров и принялся распекать его за неаккуратное ведение личных дел. Старый кадровик возмутился и потребовал доказательств. Директор подсунул ему личное дело Ю. П. Флягина и молча ткнул пальцем в имя: «А это что, по-вашему?» Кадровик рассмеялся и пояснил, что это ошибка не его, а родителей Флягина, так записавших сына при рождении и не удосужившихся или не посчитавших нужным сменить имя на полное. Директор покачал головой: да это же недоросль какой-то, Юра Петрович! «Его так и прозвали в секторе»,— ответил кадровик,— но специалист он толковый». «Ну-ну»,— сказал директор, как бы соглашаясь, однако ведущего Юра Петрович так и не получил. Трудно утверждать, что этот антропонимический мотив был главным в решении директора, но то, что и он сыграл свою роль, сомнений не вызывает. А представьте себе учительницу Люду Михайловну, Олю Ивановну, Люсю Викторовну и т. п. К большому числу других факторов, мешающих завоеванию авторитета у ребят, прибавится еще и антропонимический. Мелочь, скажете? Но ведь в жизни так много подобных мелочей. Так зачем же вам создавать своему ребенку дополнительные препятствия?

К сожалению, пока трудно обещать, что работник любого загса или сельсовета, занимающийся регистрацией новорожденных, может дать родителям квалифицированный совет при выборе имени. Антропонимический всеобуч еще не стал правилом для этой категории работников. Некоторые из них не знают толком даже соответствующих юридических установлений и потому поступают не в соответствии с ними, а своему разумению и вкусу. Центральная печать нередко публикует письма читателей е жалобами на действия таких работников, дает разъяснения специалистов, бичует фельетонами, но воз и ныне там. Как исправить существующее положение в нашем деле?

Прежде всего следует помнить всем одно общее правило: на территории БССР и РСФСР последнее слово в выборе имени ребенку принадлежит е г о р о д и т е л я м.

Уже одно это правило снимает все вопросы о конфликтных ситуациях в органах загса и сельсоветах. Ни существующие словари, справочники личных имен, ни те, которые будут выпущены центральными республиканскими, местными издательствами, не являются обязательными для родителей и соответствующих работников, они только р е к о м е н д а т е л ь н ы е. Но, как отметила на одной моей лекции работница загса, встречаются родители-оригиналы, меняющие в традиционном имени одну букву и требующие записи имени в их варианте, а не в общепринятой форме. Вопрос очень важный и притом каверзный. Действительно, как быть? Ведь отличие одного имени от другого даже на одну букву ведет к признанию их юридически разными именами. Это тоже должны хорошо знать родители. Поэтому не заставляйте сознательно дело- производителей ошибаться, а своего ребенка при вступлении в самостоятельную жизнь бесконечно бегать за справками и постоянно доказывать, что он — это он.

Но это одна сторона вопроса. Вторая состоит в том, как отрегулировать этот механизм с научной точки зрения. Для анализа вопроса условимся считать:

1) инициальной частью имени первую согласную, если имя начинается с согласной, или все гласные до согласной, если оно начинается с гласной; 2) финальной частью последнюю букву, если имя оканчивается на согласную или все гласные, включая и краткое, до согласной, если имя оканчивается на них; З) средней частью все то, что остается от имени, если исключить инициальную и финальную части. Теперь попытаемся в той же последовательности разобраться в сути проблемы. Возьмем имена Аида, Николай, Екатерина, Иоаким, Даниил, Георгий, Кристина, Алена.

Наиболее частая ошибка с именем Аида — опускание первой буквы, так как в разговорной речи чаще будет звучать Ида, чем Аида: и короче, и ликвидируется неудобное, непривычное для русских и белорусов зияние при произнесении двух гласных.. Имя Ида и попадает волей-неволей во множество документов. Считать ли в этом случае, что речь идет об одном и том же взрослом человеке? Юристы справедливо ответят отрицательно и потребуют документальных подтверждений. Это касается и имен Екатерина — Катерина, Иоаким — Аким — Яким — Иаким, Алена — Олена — Елена (точки над ё по какой-то причине стали считаться излишними), Кристина — Христина, Николай — Миколай и т. п. Это всё разные имена. На конкретных примерах из реальных уголовных дел юристы могли бы наглядно

показать, как пользуются малейшими расхождениями в имени разного рода махинаторы для совершения противозаконных действий. Люди обязаны внимательнее относиться и к своим и к чужим именам, отчествам, фамилиям.

Финальная часть имени в меньшей степени, но тоже подвергается трансформациям-метаморфозам:

Даниил — Данил — Данила, Георгий — Георг, Николай — Никола и т. п. Юридически это тоже разные имена.

И наконец, средняя часть имени хотя и редко, но также подвергается трансформации по воле родителей-оригиналов: Катерина — Катарина — Катрина — Катрин, Григорий — Грегорий, Алексей — Аликсей и т. п. И эти формы рассматриваются юристами как разные имена.

Но это всё с точки зрения юристов. А что думают об этом антропонимисты? К сожалению, они этими насущнейшими вопросами занимаются очень мало. А юристы без их помощи не могут выработать соответствующие правовые документы, на которые бы могли опираться тысячи практических работников, по долгу службы сталкивающихся с проблемой идентификации документов по отношению к тому или иному человеку. А ведь практические работники и являются в этом ряду «крайними» Макарами: клиенты клянут их за бесконечные справки и крючкотворство, пишут жалобы, начальство ругает за невнимательность, отсутствие чуткости к людям, но само от принятия конкретного решения всячески увиливает. Есть у нас еще и крючкотворы, и бездушные чинуши, канцеляристы-формалисты, но не о них сейчас речь. Мы говорим о честных, добросовестных работниках, о тех, кто вынужден при минимуме данных из документа с ошибкой в имени-отчестве- фамилии принимать юридически и/или финансово важное решение.

Важнейшей причиной неготовности антропонимистов сотрудничать с юристами в решении отмеченных практических вопросов мы считаем отсутствие разработанной теории антропономинативного комплекса и его идентификационно-дифференцирующей функции. Распутать связанный с ними сложнейший узел философских, психологических, социологических, этнологических, юридических, лингвистических и собственно антропонимических проблем — главная задача скромной и малоприметной пока науки — антропонимики.

Что же можно сейчас посоветовать родителям с юридической точки зрения? Пока что только одно: не мудрствуйте лукаво и не создавайте этим лишних проблем ни себе, ни своим детям, ни окружающим.


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить