Главная Как выбирают имена РАЗМЫШЛЕНИЯ АНТРОПОНИМИЧЕСКИЕ...

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 57 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1223
Просмотры материалов : 4626040
РАЗМЫШЛЕНИЯ АНТРОПОНИМИЧЕСКИЕ...
(20 голоса, среднее 4.65 из 5)

Тысячи родителей, перед которыми встала задача выбрать имя своему ребенку, решают для себя вопрос: что такое хорошо и что такое плохо? И десятки тысяч тех, к кому они обратились за советом. Чем руководствоваться при выборе имени? Как отличить хорошее имя от плохого? Какие имена красивые, а какие нет?

Эти и им подобные вопросы приходилось слышать во время лекций и бесед, посвященных личным именам. И всегда ждут четких, аргументированных ответов. А некоторые вообще хотели бы иметь на этот счет инструкцию. С инструкцией оно, конечно, проще. Не надо мучиться в поисках оптимального варианта, ссориться и даже... драться. И такое бывает. Но чаще ссорятся:

«У Ивана Соломина жена родила сына. Иван заспорил с Настей — как назвать новорожденного. Иван хотел Иваном: Иван Иванович Соломин. Настя хотела, чтобы был Валерик. Супруги серьезно поссорились...

—- Иван! Иванов-то нынче осталось — ты да Ваня-дурачок в сказке. Умру — не дам Ванькой назвать! Сам как Ваня-дурачок...

— Сама ты дура! Счас в этом деле назад повернули, к старому. Посмотри в городах...» (В. Шукшин. Непротивленец Макар Жеребцов).

А была бы инструкция типа святцев — и спору не было бы: глянули на день рождения и все ясно стало бы. А все остальные вопросы о красоте имени, благозвучии, сочетаемости с отчеством и фамилией отпали бы сами собой. Но это возможно только в том случае, если новоявленные святцы будут юридически обязательны. Однако такое ограничение свободы выбора имени противоречит самому духу советских законов, ведет к дореволюционной ситуации, только без религиозного подтекста. другое дело научно обоснованные и тщательнейшим образом продуманные и оформленные рекомендательные словари личных имен. Рекомендательные, но не обязательные. Выпущенные огромным тиражом, так, чтобы каждый в любой момент мог ими воспользоваться, такие словари, я уверен, принесли бы большую пользу. Тогда родители не хватали бы с театральных афиш Баядер и Травиат и не нарекали бы этими «красивыми» именами своих дочек. Повывелись бы Авангарды, Электроны, Эмпедоклы, Психеи и т. д. и т. п.

Здесь не место обсуждать структуру словаря, принципы отбора имен, композицию словарной статьи. Это дело научной книги. А вот поговорить о некоторых принципах выбора имени мы должны обязательно.

Красивые и некрасивые имена. Утверждения подобного рода очень субъективны. Думается, достаточно объективным и четким критерием деления имен на красивые, обычные («так себе») и некрасивые может стать их фоносимволическая оценка. Одно из популярнейших и красивейших русских имен Александр характеризуется как нечто хорошее, большое, мужественное, активное, простое, красивое, величественное, яркое, радостное, громкое, храброе, могучее. Все лучшие характеристики мужского имени. Интересно отметить, что красота этого мужского имени подмечена была еще в ХУIII веке. В «Повести об Александре, российском дворянине» читаем: «...ему всемогущий бог даровал сына лепообразна юношу, которому равное красоте его имя дается александр...» В данном случае фоносимволические характеристики и бытовые представления о красоте имени совпали. Но ведь это далеко не всегда так. Имя Вера, например, получило только один признак — нечто длинное, остальные признаки — нейтральные. И тысячи людей запротестуют, отвергнут фоносимволические оценки как неверные, так как им имя Вера кажется красивым. Или имя Светлана. По всем без исключения 25 шкалам оно ведет себя нейтрально. Даже по шкале «светлый — темный». Однако редко кто скажет, что это имя некрасивое. Почему? Видимо, понятие «красота имени» включает в себя не только фоносимволические характеристики. И это вполне естественно. Имя Светлана ассоциативно связано с прилагательным «светлый». В свою очередь, «светлый». ассоциируется обычно с положительными, приятными для человека вещами: светлый день, комната, лес и т. д.

Большую роль играет и встреча с носителем этого имени в жизни или в художественных произведениях, театре, кино. Неприятный носитель имени оставит в глубинах памяти определенный след, в когда другой раз вы встретите его имя, то сам образ может быть и не вспомните, однако имя вам будет казаться почему-то неприятным. Зато другому человеку это же самое имя очень нравится. И так на каждом шагу, ибо жизненный, духовный опыт каждого человека индивидуален. Поэтому всякие категорические заявления о том, что данное имя красиво или отвратительно, неуместны. И не надо пытаться навязывать свой вкус другому человеку.

Значит ли это, что и рекомендательны словари личных имен должны давать только имена, а родители сами выберут, что им по душе? Нет, не значит. Рекомендуя имя, необходимо как можно ярче, рельефнее показать его достоинства, перечислить знаменитых носителей этого имени. Рекомендательный словарь не навязывает одно-два имени, а дает широкую возможность выбирать из предлагаемого комментированного списка любое понравившееся имя, И в то же время он незаметно направит процесс имянаречения в нужное русло. Ведь не секрет, что еще многие бывают очарованы блеском импортной этикетки не только в ширпотребовском, вещном отношении, но и в духовном, в том числе и в отношении личных имен. Это они говорят устами сестры милосердия Елены Денисовны из романа А. Коптяевой «Иван Иванович»: «Очень уж просто мы с тобой живем, отец!.. Ребятишек назвать по-интеллигентному и то не сумели. Эка невидаль: Наталья, Михаил, Павел да Борис! У людей-то вон Алики да Милорики. А жена Пряхина всех перещеголял Ланделий у ней да Камилочка. Ланделий! Вот имечко, так конфетами и пахнет! Она и себя из Прасковьи в Паву переделала. Все по-заграничному». Точно так же страдал когда-то капитан Лебядкин из «Бесов» Ф. Достоевского: «Я, может быть, желал бы называться Эрнестом, а между тем принужден носить грубое имя Игната,— почему это, как вы думаете? Я желал бы называться князем де Монбаром, а между тем я только Лебядкин, от лебедя,— почему это?» Правда, у этого сословно-классовые причины горестных вопрошаний. Но суть одна: свое нехорошо только потому, что оно свое, а вот то, оттуда — другое дело.

Конечно, не менее глупо и прямо противоположное: иностранное плохо только потому, что оно иностранное. К сожалению, такая точка зрения еще проскальзывает время от времени в популярной литературе. Псевдопатриотический пафос ее ложен уже хотя бы потому, что процесс заимствования и постепенной адаптации иноязычных имен продолжается. Имя Эдуард, например, в наших экспериментах почти все относили к русским, хотя пришло оно к нам полвека назад. Неуклонный рост ,культурных контактов, переводная литература, кино постепенно увеличивают приток иноязычных имен, часть из которых оседает в памяти людей по каким-то причинам и потом возрождается в виде имен русских мальчишек и девчонок. И это неизбежно. другое дело, что этот выбор не всегда удачен. Это чувствуется всеми, но объяснить, в чем удачность или неудачность выбора, мало кто пытался. Чаще просто отвергали имя, не утруждая себя тем, чтобы выяснить суть вопроса.

Проанализировав удачные и неудачные с точки зрения простых носителей языка случаи выбора иноязычного имени русскому или белорусскому ребенку, мы пришли к выводу, что можно рекомендовать при выборе иноязычного имени те же критерии, что и при выборе традиционных русских имен:

1. Имя должно легко произносить как отдельно, так и с отчеством.

2. Имя должно легко запоминаться.

3. От имени можно легко образовать уменьшительно-ласкательные формы и отчество (для мужских имен).

4. Имя не должно вызывать у людей нежелательных для его носителя ассоциаций.

На наш взгляд, эти принципы полностью соответствуют законам речевого общения между людьми. Попытаемся раскрыть смысл каждого принципа.

Когда вам трудно выговорить имя человека, вам это неприятно. Вы сердитесь сами на себя и в душе проклинает того, кто это имя выдумал. Особенно неприглядная картина возникает в официальной обстановке. Желание быть на высоте, выглядеть соответственно ситуации вызывает у вас определенную напряженность. Сила ее зависит от того, насколько привычна для вас эта среда. Чем реже вы где-то бываете, тем больше волнуетесь. А тут еще труднопроизносимое имя уважаемого гостя, начальника или коллеги. И вам предстоит при всех к нему обратиться. Можно только посочувствовать и вам и носителю трудного имени, да, да, и ему! Именно в такие минуты хорошо проявляется древнейшая связь личного имени с честью, достоинством человека. Небрежное произношение и тем более ошибки достаточно больно бьют по его самолюбию. Интересно, что если имя исковеркает ЭВМ или иностранец, это воспринимается как мелочь, заслуживающая снисхождения. Но если свой, соотечественник — это уже маленький конфликт, который, может быть, не сразу, но обязательно скажется на ваших отношениях. Такова социально-психологическая суть труднопроизносимого имени.

В официальной и производственной обстановке основной формулой обращения является «имя + отчество». Отчество значительно утяжеляет произношение формулы обращения. В быту это снимается путем стяжения полных форм и образования так называемых аллегроформ (Сан Саныч от Александр Александрович, Пал Палыч от Павел Павлович и т. п.). Но в официальной обстановке такой стиль совершенно не подходит. Поэтому нужно стараться давать при длинном отчестве имя покороче, при коротком — можно чуть длиннее. Оптимальная длина формулы «имя + отчество» — 5—8 слогов.

Желательно соблюдать и гармонию звуков. Формула «Григорий Григорьевич» плоха из-за обильного грыканья. Трудность произнесения ведет к редукции звуков. В белорусском языке, который долгое время развивался преимущественно в устной форме, имя Григорий превратилось в Рыгор. В такой форме имя, конечно, легче произнести. Но в русском языке многие формы личных имен обусловлены письменной закрепленностью, поэтому выход приходится искать в подборе имени к отчеству. Так, «Никита Иванович» произнести труднее, чем «Никита Петрович». В чем же дело? Имя оканчивается, а отчество начинается на гласный, и в потоке речи возникает зияние, вернее, должно возникнуть, если произносить имя и отчество тщательно. Однако при произношении звук а обычно выпадает и получается Никитываныч. Но скопление согласных, например Петр Дмитриевич, Эдуард Фролович, тоже вызывает дополнительные усилия при произношении. И даже ударение оказывает влияние на качество произношения наших имен и отчеств. Возьмите Альберт Петрович или Анна Константиновна, где ударение в имени и отчестве падает на разные по счету слоги, и плавность речи нарушается. Однако Альберт Саввич или Альберт Петрович произносится плавно.

Таким образом, если вы не хотите, чтобы имя и отчество вашего ребенка коверкали из-за их чисто фонетических качеств, то старайтесь избегать на стыке имени и отчества как стечения четырех согласных, так и стечения двух гласных. для ударения оптимальным вариантом будет тот, в котором оно падает на одинаковый по счету слог и в имени, и в отчестве, т. е. первый — первый, второй — второй и т. д.

Память человеческая — штука капризная. На имена собственные особенно. Помните, как великолепно описано это у Антона Павловича Чехова в рассказе «Лошадиная фамилия». И это бывает с каждым из нас довольно часто, только ситуации не такие острые, и потому мы о них слабо помним. Врачи, лечащие больных, потерявших память вследствие черепной травмы или контузии, тоже отмечают, что память на имена собственные теряется первой, а восстанавливается последней. Но это попутные замечания. Вопросом памяти на имена собственные специально никто не занимался, поэтому сколько-нибудь обобщающих работ пока нет. Однако в литературе часто высказывается мнение, что плохая запоминаемость имен собственных в отличие от нарицательных связана с отсутствием у них лексического значения. Без специальных экспериментов трудно сказать, насколько верна эта точка зрения. Формулируя принцип «имя должно легко .запоминаться», мы исходили из эмпирических наблюдений за усвоением личных имен. Вытекающие из них выводы нё могут претендовать на какую-либо завершенность и четкую доказательность, но за отсутствием более точных данных думается, что временно можно принять и их.

Легче запоминается имя, которое: а) легко произносится; б) давно употребляется в данной среде; в) уже имеет знаменитого носителя (писателя, литературного героя, артиста и т. п.) С другой стороны, хорошо запоминаются и редкие имена, если они ассоциируются с каким-нибудь нарицательным словом или именем собственным и легко произносятся. Большую, можно даже сказать, решающую роль играет желание запомнить имя. Интуитивно это чувствует каждый. Поэтому и обижаются люди, если коверкают или путают их имя, отчество или фамилию: обращающийся явно не уделил должного внимания их антропонимической формуле и тем самым как бы пренебрег ими, поставил себя выше их. Как тут не вспомнить Александра Македонского и Юлия Цезаря, которые, по утверждению историков, знали по имени (и в лицо, конечно) всех своих солдат-ветеранов до 30 000 человек. Такой знак внимания великих полководцев к своим солдатам ценился очень высоко.

Конечно, не обязательно обладать такой феноменальной памятью. Вы можете, если не уверены в своей памяти, извиниться и переспросить, как зовут собеседника, но никогда не позволяйте себе даже намека на барскую манеру обращения, когда Прасковью можно было звать Полиною, Ваньку Сенькой. А при возможности старайтесь узнать имя, отчество, фамилию собеседника заранее и, разговаривая, уже обращайтесь к нему как к старому знакомому. Глубокое уважение к каждому человеку — вот суть простоты в демократизма в обращении.

Мало найдется на Земле народов, имена которых имели бы столько уменьшительно-ласкательных и форм, как у русских.

Имя Иван, самое популярное до революции, дало следующие производные формы: Вака, Ван, Вана, Ванайка, Ванга, Ванейка, Ванёк, Ванён, Ванёнка, Ванёчек, Ванечка, Ваник, Ванита, Ваниха, Ванко, Ванура, Ванча, Ванчик, Ванчура, Ваньич, Ванька, Ванько, Ваньша, Ванюк, Ванюня, Ванюра, Ванюрка, Ванюсенька, Ванюска, Ванюся, Ванюта, Ванютка, Ванюха, Ванюша, Ванюшка, Ваня, Ваняга, Ваняйка, Ваняка, Ванята, Ванятка, Вахорка, Ваша (от Иваша), Вашка, Ин, Ива, Ивча, Ивака, Иванча, Иваней, Иванец, Иванис, Иваниха, Иванище, Иванка, Иванко, Ивановиха, Иванча, Иванчик, Иванчище, Иванчук, Иванша, Иванько, Иваньша, Иванюй, Иванюша, Иваня, Ивасенька, Ивасечка, Ивасик, Ивасиша, Ивась, Иваська, Иваха, Иваш, Иваша, Ивашенька, Ивашечка, Ивашка, Ивашко, Ивашоiс, Инея, Ивик, Ивушка, Иша (от Иваша), Ишка, Ишко, Ишук, Ишутка и т. д. Конечно, эти уменьшительные формы имеют разную популярность в различных регионах России. Общенародными в настоящее время являются Ваня, Ванюша, Ванёк, Ванятка, Ванька, Ванечка, Ванёчек.

Существование уменьшительных форм позволяет без лишних слов передать тончайшие нюансы отношений между людьми в бытовом общении, особенно в семье. Ласковое материнское Ванечка (Витенька, Коленька, Санечка, Петенька и т. п.), нейтральное Ваня (Витя, Коля, Саня, Петя и т. п.) и сниженное Ванька (Витька, Колька, Санька, Петька и т. п.) не нуждаются в дополнительных комментариях. Вы сразу чувствуете атмосферу отношений между людьми в данный момент.

Малоупотребительные в старые времена Олег, Игорь не получили своих особых форм. Но как только они стали популярными, так эти формы сразу же возникли: Олег — Олежка, Алик, Олеженька, Олежек; Игорь — Игорёк, Игорёша, Игорюньчик (Игоруньчик) и т. д. Поэтому, казалось бы, с производными формами проблем не должно возникать. Однако тщательный анализ употребления заимствованных иностранных имен показывает, что имена эти очень бедны уменьшительными формами по сравнению с традиционными. От имени Эдуард образовали Эдик, Эдька, Эдюша, Эдичек. Но попробуйте образовать ласкательные формы от имени Жан, Жак, Джим, Джон, Хайнц, Ирвинг и т. д. И трудно и слишком необычно. Медленно, очень медленно такие имена пробиваются в именник. Подавляющее большинство их так и остаются уникумами и после смерти носителя редко возрождаются.

Особо строгий контроль народного языкового вкуса проходят мужские имена, так как мужское имя дает отчество, и горечь от неудачного, вычурного имени многократно возрастает. Потому и заимствованных мужских имен, ставших сколько-нибудь популярными, гораздо меньше, чем женских.

Таким образом, выбирая имя ребенку, подумайте, как сможете его называть вы, да и другие взрослые и сверстники в дошкольном, школьном, юношеском возрасте. А из имени мальчика образуйте отчество и спросите себя: хотелось бы вам самим носить такое отчество?

Последний принцип имя не должно вызывать у людей нежелательных для его носителя ассоциаций вроде бы ясен и без комментария. Но практика имянаречения показывает, что это справедливо далеко не для всех. Ведь родители Травиат и Баядер тоже руководствовались самыми лучшими чувствами. А обнаруженная в метрических записях Свердловска Грация Неумытова — просто шедевр творчества подобного рода. Не зря же поэт-сатирик Ю. Благов писал:

Десятки имен самых вычурных стилей

Находят в отечестве нашем приют,

И вместе с привычным звучаньем фамилий

Они бесподобный ансамбль создают.

Не сделав родителям зла никакого,

Живут на просторах российских краев

Помпей Недосекин, Наяда Сучкова,

Уран Харитонов, Титан Воробьев.

Законное имя иль попросту кличка,

Порою понять невозможно, хоть плачь:

Нептун Суховеев, Микрона Величко,

Рапсодия Глухова, Нимфа Носач...

Подбирать имя так, чтобы вместе с отчеством и фамилией оно создавало гармоничный, однородный ансамбль,— первое правило данного принципа. В противном случае вы обречете ребенка на бесконечные насмешки окружающих, издевки врагов, неуместные, ранящие самолюбие шутки друзей. Идея Глупова или Гений Баранов хороши для юморесок, но не для жизни.

Явный диссонанс возникает в сочетании иностранного имени с отчеством от какого-нибудь малоупотребительного старинного русского имени, но предварительные экспериментальные данные показали, что этот диссонанс ощущается только филологами. Поэтому в правило данное положение возводить нельзя, пока не будут получены окончательные результаты специальных экспериментов.

Не заглохла еще окончательно и мода на имена, образованные от нарицательных слов, типа Авангард, Новелла и т. п. Здесь следует быть особенно осторожным. Представьте себе ребенка с таким именем в разных жизненных ситуациях. Если Сашка или Колька схватит «двойку», то это никак не свяжется с его именем. А вот если Авангардик ее получит, будьте уверены, дети мгновенно переделают его на Арьергардика. Это не предположение, а реальные факты.

Время от времени в печати встречаются сообщения о полных тезках великих людей. Родителям казалось, что они сделали благое дело. Но впоследствии многие из них раскаивались в своем необдуманном поступке, а дети, невинные носители громких имен, страдали из-за постоянных подтруниваний окружающих. Неважно, остроумными были их замечания или глупыми, ребенку от этого легче не становилось, ибо в любом случае объектом подтрунивания был он сам. Да и взрослому это надоедает как тупая зубная боль. Но зуб можно вырвать и всё. А сменить имя не так-то просто.

Вот почему, завершая эту маленькую главу о процедуре выбора имени, хочется сказать: имя — это не костюм, который можно менять через год-другой, поэтому, выбирая имя, следуйте мудрой народной пословице: «семь раз примерь, один раз отрежь».


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить