Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 154 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1221
Просмотры материалов : 4488815
Имя и церковь
(7 голоса, среднее 4.43 из 5)

Каждый день ситуаций наречения младенца возникает ежедневно перед их родителями и многочисленными близкими родственниками, друзьями. Разные народы, разные традиции, нравы, религиозное прошлое, разный современный уклад жизни. Конечно, разным будет и процесс выбора имени, и сам обряд наречения. И все же есть очень много общего в этом огромном разнообразии отдельных актов наречения.

У русских до революции, как мы уже знаем, выбор имени и обряд наречения находились в руках церкви. Церковные Инструкции были строгими, но, как и все инструкции, часто нарушались то по неведению или халатности священника, а то и по причине специального подношения. Обычно в качестве примера выбора имени до революции приводят отрывок из замечательной повести Н. В. Гоголя «Шинель», описывающий наречение Акакия Акакиевича Башмачкина. Но, как верно отметил Л. В. Успенский, это описание страдает многими неточностями, которые касаются святцев. В реальных святцах того времени имена располагались не так. Совмещение их понадобилось автору, видимо, для создания определенного гротескного эффекта. Да и выбор имени для ребенка только в зажиточных семьях проводился родителями. Основная же масса русского населения, крестьяне, обычно получала его от священника, хотя и здесь жирный гусь мог все поправить.

Наиболее жесткую политику в отношении имянаречения православная церковь вела с начала ХVIII века до 1917 г. Чтобы не быть голословными, обратимся опять к статистике. Мы уже говорили о том, что популярность того или иного имени в период формирования русского календарного именника зависела во многом от частоты его встречаемости в святцах. А святцы были как бы моделью, которой должен был следовать реальный именник. Должен был, но следовал ли? Давайте сопоставим частотность определенной десятки в реальном именнике и в святцах за те же периоды на территории бывшей области Войска Донского. Всего в первой десятке с 1612 по 1970 год побывало 30 мужских и 32 женских имени. Подсчитаем частоту встречаемости имен в святцах и сведем их в одну таблицу

(табл. 3).

Затем подставим в таблице 1 вместо реальных святцевые частотности и суммируем их по периодам. Полученная таблица (табл. 4) фактически представляет собой святцевый аналог таблицы 2. Однако сравнение их показывает бесспорную противоположность процессов, имеющих место в реальном русском календарном именнике, процессам, которые должны были бы происходить в соответствии с церковными положениями. Если в реальном именнике уровень концентрации неуклонно растет, то это не из-за все возрастающей приверженности русского народа к лону церкви, а вопреки ему.

 

Особенно резкая граница пролегает между до и послереволюционными периодами, что еще раз подтверждает различие процессов, протекающих в антропонимии этих двух периодов.

 

Но прослеживается и определенная преемственность этих процессов, обусловленная наличием общих закономерностей, о которых мы говорили выше. Истоки сокращения количества употребляемых имен приводят нас в период становления русского календарного именника. Следовательно, уже в рамках юридически заданной церковной формы наречения и регистрации происходит отбор лучших, с точки зрения народа, имен. Но этот процесс сдерживался заданностью, обязательностью святцев. Отделение церкви от государства ликвидировало эти рамки, что немедленно сказалось на именнике. Самые популярные, лелеемые церковью святые вдруг потеряли всякий вес, всякую популярность у народа. Совершенно беспочвенным со всех точек зрения выглядело бы предположение о мгновенной атеизации многомиллионного народа. Веками вдалбливавшиеся религиозные убеждения, как это показывает история и современная практика, очень живучи. Причину, видимо, следует искать в историческом процессе спонтанной атеизации народа, скрытой от внешнего взгляда вынужденной, юридически закрепленной формой наречения и регистрации новорожденных в церкви. Глубокий формализм выполнения церковных обрядов русским народом, отсутствие должного пиетета отмечались даже наиболее проницательными представителями духовенства. На соборе российской церкви в 1917 году протоиерей Е. И. Бекаревич заявил: «В течение трех лет я наблюдал простой люд, он делает много в храмах поклонов, но, всмотревшись в это, я увидел много лицемерия. Другие священники подтверждали: «У нас есть прихожане, которые числятся православными только по паспорту». «Вы встретите весьма много лиц православных, которые не знают ни догматов, ни истории, не знают даже общеупотребительных молитв».

Силу имённо юридического, а не религиозного характера следования святцам подтверждают и другие данные. В городах, где сила традиции и разного рода догматов нравственного плана гораздо слабее и соответственно волеизъявление относительно свободнее, различие между святцевыми частотностями в первой десятке в пред- и послереволюционный периоды должно было бы просматриваться слабее.

Но, обработав статистику по Москве, получаем следующие результаты:

т. е. данные по Москве мало отличаются от данных по бывшей области Войска Донского. Такой же результат получаем и после обработки статистических материалов по Пензе:

Таким образом, основным фактором, определявшим выбор имени при наречении до революции, был церковный. Связано это не с мифической религиозностью русского народа, а с юридической обязательностью только церковной регистрации новорожденных. Полная отмена этой обязательности сразу после Октябрьской революции привела к резкой диспропорции реальной и святцевой частотности имен. Наличие определенного соответствия реального именника святцам объясняется только традицией употребления, о влиянии которой мы еще будем говорить.

В советский период влияние церковного фактора в массовых масштабах уже не наблюдается. Специальный анализ показывает, что в Свердловске, например, в 1927 году зависимость реального именника от церковного фактора просматривалась еще достаточно четко, а в 1966 году от этого влияния не осталось и следа. Напомним, что влияние церковного фактора Проявляется не в наборе употребляемых имен, а в соответствии между датами наречения младенца определенным именем и чествования одноименного святого. В целом в городах в настоящее время влияние церковного фактора ничтожно мало. Однако в некоторых сельских районах этот фактор еще силен. Так, в нескольких районах Брянской области в 1966 году имя Татьяна охватывало в январе 22 % всех новорожденных девочек, а в апреле — только 8 %, так как 25 января чествуется святая Татьяна; в марте имя Алексей получили 11 % мальчиков, а в остальные месяцы ни одного, ибо 30 марта чтится память преподобного Алексия, человека божия; то же самое с именем Илья: только в июле им были наречены 20 % мальчиков в связи со знаменитым Ильиным днем.

Знаете ли вы, что...

В некоторых районах Индии существует особый обычай разрешения спора между родителями об имени новорожденного. Если отец предлагает одно имя, а мать — другое, то они зажигают две лампы. Чья лампа будет гореть дольше, тот и даст ребенку


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить