Главная Как выбирают имена Тайны имен и обрядов

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 46 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1221
Просмотры материалов : 4491478
Тайны имен и обрядов
(0 голоса, среднее 0 из 5)

ИМЕНА, ПОЖЕЛАНИЯ, СТРАХИ

Итак, личное имя появилось в результате возникшей потребности выделять отдельного человека из группы ему подобных. И эта выделительная функция личного имени какое-то время была единственной. (* Строго говоря, речь следует вести о дифференциально-идентификационной функции личного имени, т. е. не только о функции выделения, вычленения человека из некоторого множества людей, но и о функции отождествления данного имени с данным человеком, так как эти две функции неделимы. Но этот точный научный термин излишне громоздок, поэтому мы будем далее употреблять термин выделительная функция, имея в виду дифференциально-идентификационную)

Однако с развитием аналитического мышления, которое позволило человеку устанавливать простейшие, часто ложные, причинно-следственные связи, люди стали задумываться: «Странное дело, я ничего не делаю (а говорение и сейчас еще в бытовом сознании не является действием), но только назову имя, и человек оборачивается ко мне лицом. Теперь я могу сказать ему подойти ко мне, и он подойдет». Эта власть слова вообще, а имени особенно, очень удивляла людей, казалась непонятной, таинственной и, как следствие, пугала. Отзвуки такого представления о слове находим в народном выражении:

«Называй человека свинья, свинья, свинья — он и захрюкает». Следовательно, силой слова можно заставить человека что-либо сделать и даже привить ему определенные свойства. Вера в реальную возможность передать через слово те качества, свойства, которые выражены в его значении, постепенно породила пожелательную функцию имени.

Борома (свинья) — так назвали папуаску, желая ей быть такой же плодовитой, живучей, настойчивой в поисках корешков и клубней.

Ила (топор) назвали мальчика-папуаса, чтобы был он таким же крепким, острым, воинственным как топор.

Булат (сорт стали) — это имя-пожелание известно у многих народов Азии. Булатная сталь ценилась в древности очень высоко, клинки из нее были прочными, гибкими, острыми. Эти качества и хотели передать родители, нарекая своего сына Булатом. Таковы и древнерусские имена Добрыня, Владислав, Ярослав, Всеволод, Владимир и т. д.

Киргизы дают такие имена-пожелания, как Бай-болсун (пусть будет богат), марийцы — Пай барды (да будет богат), Ураз-бахты (счастье пришло), якуты — Ньургун (лучший, славный), чечены и ингуши — Леча (сокол), Деши (золото), Жовхар (жемчуг), финны — Тармо (энергия, сила), Ульяс (отважный), Урхо (богатырь), Онни (счастье), тувинцы — Алдын-кыс (золотая девушка), Маадыр (герой), осетины — Ахсар (отвага), Зарина (золото), калмыки — Утанасн (долголетие), Васанг (добрый, хороший), Джал (царь) и т. д. и т. п. Примеров — тысячи, так как дезидеративная (пожелательная) функция имени существует у всех народов Земли. Особенно надеялись на имена-пожелания те родители, у которых дети часто умирали. Туркмены в этих случаях дают такие имена, как Турсун (пусть он уцелеет), турки — Дурды (остался), узбеки — Тохта (подожди, постой), Махкам (крепкий), казахи — Токтамыс (он остался жив), армяне — Мнацакан (остающийся), сербы, болгары — Живко (живучий), Стоян, Стацко, камчадалы — Кетлея (не умирай), чечены и ингуши мальчикам дают имя Ваха (живи), девочкам Яхийта (позволь жить).

У многих народов мира девочки не ценились. Более того, рождение девочки воспринималось как несчастье, родителей никто не поздравлял, гостей по этому поводу тоже не принято было звать. Дискриминация девочек принимала разные формы. Известный путешественник, исследователь Сибири П. С. Паллас отмечал даже, что «у остяков и самоедов девки имен не имеют. Только когда замужем, то муж кличет ее «Баба». Вероятно, ученый имел в виду, что официального обряда наречения для девочек не проводили и им приходилось довольствоваться кличками (прозвищами). девочек даже смерть не хотела брать, поэтому якуты, если в семье умирали мальчики, а девочки жили, давали новорожденному мальчику имя Кусачанкыс (худая девка) и считали это достаточным для сохранения жизни мальчика. Но если рождались только девочки, то сербы давали им имена Доста, Стойна, т. е. остановитесь, девчонки, рождайтесь, мальчики. А дагестанские агулы давали в таких случаях имя Кыз-таман (с девочками кончено). Соответствующий эффект, конечно же, достигался не всегда, поэтому каракиргизы давали имена с пожеланием девочке превратиться в мальчика.

Позже сформировалось мнение о том, что через имя человека можно передать новорожденному качества этого человека, его характер, его судьбу. Как отмечали этнографы прошлого века, белорусы были убеждены, что если дать новорожденному имя известных в данной местности плохих людей (пьяниц, воров и т. п.), то и ребенок будет таким же плохим. Значит, нужно давать имена только хороших людей. Так постепенно возникла и окрепла традиция наречения «в честь кого-либо». Эта традиция жива и популярна даже в наши дни. Конкретно она выражается в наречении именами популярных литературных и киногероев, артистов кино, эстрады, цирка, спортсменов, ученых, космонавтов, писателей, поэтов. Вот как об этом пишут сами родители:

«Моему сыну 8 месяцев. Имя ему мы дали в честь героя кинокартины «Эдгар и Кристина». Нам очень понравился этот парень — своей силой, умением держать слово и настойчивым характером. Вот только поэтому мы и решили назвать сына Эдгаром.

Шофер, 19 лет, русский».

«Мы назвали своего сына Спартаком в честь предводителя восстания рабов в древнем Риме.

Студент, 22 года, русский».

«Мальчик. Имя Досыбек — в честь первого из казахов инженера по сельскохозяйственной технике. Хочу, чтобы сын тоже был инженером.

Тракторист, 28 лет, казах».

Мы специально отобрали только молодых родителей, чтобы показать силу традиции. Ведь выбор имени новорожденному юридически абсолютно свободен. дореволюционная традиция, действующая и сейчас, требовала, чтобы православные давали имена из святцев, а мусульмане из корана. И эта традиция была обязательной для всех православных и мусульман. В наших примерах показано действие не этой традиции, возникшей несколько веков назад, а той, которой уже несколько тысяч лет.

Вернемся же снова в ту невероятно далекую эпоху, существовавшую задолго до пресловутого царя Гороха, и познакомимся, хотя бы мимолетно, с... духами.

 

ОХ УЖ ЭТИ ДУХИ!

Духов, злых и добрых, умных и бестолковых, было много, даже слишком много. Леса и горы, реки, озера, болота все было заселено ими. Шагу нельзя было ступить, чтобы не натолкнуться на какого-либо духа. Наделив духов всеми своими качествами, и хорошими и плохими, человек создал по своему образу и подобию невидимую ипостась самого себя. И вел себя человек с духами точно так же, как и с другими злыми или добрыми людьми: он их кормил, поил, одевал и обувал, дарил им подарки, услаждал их музыкой и т. д. Заботливые китайцы даже приносили духам предков теплую одежду на зиму. Но и их перещеголяли курги, маленькая народность на юге Индии. В их огромных родовых домах была специальная комната для духов предков, которая называлась канникомбре.

В одном только духи отличались от людей — они были невидимыми и чрезвычайно взбалмошными. Никогда не знаешь, чего от них можно ожидать. Поэтому духов боялись, очень боялись. Наверняка, больше, чем самый грешный христианин господа своего Иисуса Христа. Этому можно было покаяться, и он простит. А духи не прощали никогда и никому. Настоящие деспоты! Хорошо еще, что духи были, как и люди, их создавшие, не всесведущи. А раз они не всесведущи, то их можно и обхитрить. И человек начал хитрить

Что касается личных имен, то здесь хитростей навыдумывали хоть отбавляй. Шаг за шагом складывалась сложнейшая система обычаев, обрядов, ритуалов, основная цель которой — обмануть духов. Правда, с течением времени первоначальный смысл их либо забылся, либо изменился. Забылись, потерялись в реке времени многие детали, иногда даже последовательность совершения обряда. Поэтому ученым приходится по крупицам собирать материал, чтобы в будущем, расклассифицировав его, составить более или менее полное представление о наречении детей в далеком прошлом человечества.

Здесь нам с вами необходимо остановиться и на таком важном элементе духовной жизни первобытного человека, как магия (чародейство, волшебство, колдовство). С магией связаны многочисленные версия и обряды: приметы, заклинания, гадания и т. п. Магия возникла задолго до религии и послужилала базой для нее; ряд магических приемов вошел составной частью в религиозные культы. По классификации известного английского этнографа Д. Д. Фрэзера, автора интереснейшей книги о происхождении обычаев и обрядов многих народов мира — «Золотая ветвь», различаются магия гомеопатическая (подражательная) и магия контагиозная (заразительная).

Подражательная магия основана на ассоциации идей по сходству: сходное происходит от сходного, следствие подобно своей причине. Следовательно, на основании этого принципа можно произвести любой желаемый эффект или действие путем простой имитации его (подражание ему).

Заразительная магия основана на ассоциации идей по смежности, т. е. предметы, находившиеся в длительном контакте или общении между собой, продолжают действовать друг на друга и тогда, когда контактирование (общение) прекратилось. На основании этого принципа древние люди полагали, что всякое действие, произведенное над каким-нибудь материальным объектом, повторится на личности, которая хоть раз коснулась этого предмета, не важно, часть ли это тела или посторонний предмет.

Считается, что подражательная магия более автономна, независима, чем заразительная, которая часто включает в себя элементы подражательной магии. Вероятно, заразительная магия возникла позже подражательной и создавалась на ее основе.

Личное имя и в той и в другой магии играло огромную роль.

 

РОДИЛСЯ ЧЕЛОВЕК

Одним из важнейших, но, к сожалению, очень слабо исследованных обрядов, связанных с именем человека, является ритуал наречения новорожденного. Материалы по наречению приходится искать в трудах этнографов и путешественников. Но описаны эти обряды обычно очень неполно и часто неточно. Антропонимистам еще предстоит огромная и кропотливая работа не только по сбору таких данных, но и по выработке единой программы их описания, с тем чтобы в дальнейшем можно было сравнить сведения по различным народам и определить присущие этому моменту в жизни имени сход- ные и специфические черты.

Единого времени наречения у народов древности не существовало. Имя давали и сразу после рождения ребенка, и через несколько дней, иногда месяцев и даже лет. Правда, последний случай вызывает сомнения, ибо трудно представить себе, чтобы трех, четырехлетний ребенок не имел никакого имени. Ведь он уже общается не только с отцом или матерью, но и с посторонними людьми, со сверстниками из других семей. Как же к нему обращались в таких случаях? Видимо, здесь какая-то путаница с такими понятиями, как официальное имя, данное при совершении специального обряда наречения, и бытовое имя.

Интересно отметить факты наречения ребенка до момента его рождения. У нас с вами это не вызывает особого удивления: основная масса родителей в настоящее время выбирает имя ребенку заранее, иногда задолго до его рождения. Но принципы выбора имени у нас и у папуасов Новой Гвинеи, например, или племени ибо в Восточной Нигерии совершенно различны. Так, у папуасов, когда ребенок становится юношей или девушкой, его утробное имя меняют на другое. У некоторых африканских племен существовало поверье, что новорожденный — это один из умерших предков данного рода, который захотел родиться вновь. Поэтому знахарь мог погадать и определить, кто же именно хочет родиться вновь. Имя этого предка и будет носить новорожденный.

У проживающих на Алтае челканцев был иной обычай. Имя новорожденному необходимо было дать обязательно в первые три дня, так как считалось, что после этого срока имя ребенку дает черт, а это навлечет беду на всю семью, У соседей челканцев тубаларов, время наречения зависело от того, когда была готова колыбель, которую делать до рождения ребенка не полагалось, а у алтайцев имя давалось в день появления ребенка на свет. Как видим, даже у рядом живущих народов время наречения различно. Но в то же время параллели перечисленным срокам наречения можно найти у самых разных народов планеты: аборигенов Австралии, пигмеев. Африки, индейцев Северной и Южной Америки.

Не менее разнообразен и процесс выбора имени у разных народов. Чаще всего имя выбирают родители вместе с близкими родственниками как главные заинтересованные лица. Однако это совсем необязательно. У тех же алтайцев, если в юрте оказывался незнакомый человек, ему предоставлялось право дать имя. Считали, что имя, данное незнакомцем, принесет счастье ребенку- По этому случаю для незнакомца готовили угощение. У челканцев обычно имя дают старшие родственники: дед, брат и т. д. В выборе имени для нового члена племени ибо (Восточная Нигерия) участвовала вся деревня. Друзей и родственников приглашали даже из дальних мест. С одобрения семьи любой приглашенный на праздник мог дать ребенку имя, сопровождая свой выбор специальным именным подарком. У народности теленгитов, проживающей на Алтае, также созывали гостей и готовили угощение. Отец ребенка подавал на деревянном блюде самую ценную, по мнению теленгитов, часть барана — его голову — одному из Гостей, который и должен был дать имя ребенку. Затем начиналось всеобщее пиршество. Гость, назвавший имя, уносил голову барана домой для угощения своей семьи.

Незваный гость – это крайне дурная примета, особенно если в момент прихода гостя в Вашем жилище никого нет. Лучше подстраховаться и купить входные евродвери хорошего качества. Людям, разумеется, нужно доверять, однако, необходимо быть готовым к неожиданностям.

Тубалары для наречения ребенка специально приглашали всеми уважаемого старика, оказывая ему тем самым особое доверие и глубокое почтение. Обряд наречения начинался с вопроса: «Керектю дьок бала ба?» или «Керектю дьок бала ба?» В первом вопросе имелся в виду новорожденный мальчик («Нужный ребенок?»), а во втором — девочка («Ненужный ребенок?»). Получив ответ на свой вопрос, старик называл имя. И только после этого ребенка укладывали в колыбель. До получения имени ребенок не мог быть допущен в свое первое жилище. Интересно, что между стариком и нареченным им младенцем устанавливались отношения, подобные крестному и крестнику у русских. Родители, например, обязаны были делать подарки давшему имя, как и нареченный, когда достигал соответствующего возраста, В свою очередь, давший имя обязан был в день свадьбы «крестника» сделать ему ценный подарок (лошадь или ружье).

А вот как описывают этнографы обряд наречения у маори — коренных жителей Новой Зеландии:

«Первое имя ребенку дается вскоре после рождения, второе — после смерти его отца. Причем первое имя выбирают так: подносят ребенку статуэтку — изображение божка — и начинают перечислять качества, которые хотели бы привить ребенку, или вспомнить события, происшедшие в период его рождения (солнечное затмение, приход корабля, приезд деда из деревни). При этом отец ребенка поет:

 

Сиди тихо, я возвещаю твое имя,

Какое же у тебя имя?

Слушай же свое имя,

Вот твое имя...

 

Рано или поздно ребенок чихает — все дети ведь чихают. Произнесенное в этот момент слово и становилось его именем. Известны случаи, когда петь отцу приходилось почти сутки, ибо ребенок не хотел чихать: он кашлял, плакал, но только не чихал.

Второе имя выбирали примерно так же, только перечислялись имена предков. Человек уже взрослый должен был чихнуть, и имя считалось выбранным. А родственники хором пели:

 

Расчищай землю для поля.

Будь сильным в работе.

Будь усерден и трудолюбив

Будь смел и мужествен.

Ты должен работать, пока день

Над землей не погаснет.

 

Любопытно: почему именно чихание является знаком подтверждения? Между прочим, у русских чихание тоже выступает в этой роли, хотя и не при наречении. Может быть, это остатки какого-то забытого ритуала?

У кургов, как только отец узнает о рождении сына или дочери, он обязательно делает несколько выстрелов из собственного ружья (а ружье есть у каждого взрослого курга). Выбор имени в Курге дело достаточно сложное: нельзя, например, нарекать именем живого родственника. Поэтому курги обращаются за помощью к астрологам. Те по расположению звезд определяют наиболее подходящее имя.

А вот как курги присваивали имя девочке. На обряде присутствовали только женщины и дети. Бабушки (по отцу и по матери) брали по очереди ребенка и, смочив руку в воде, стоявшей в медной чашке, проводили по его лбу. Затем они завязывали на руках и ногах ребенка черные нитки, предохраняющие от злых духов. Положив младенца под медную священную лампу, бабушки сообщали духам предков о появлении нового члена семьи. На угли жаровни сыпался специальный порошок, дающий ароматный очищающий дым. Бабушка, взяв ожерелье из черных и белых бисеринок и подержав его над очищающим дымом, надевала его на шею ребенка: человек, у которого есть имя, должен носить такое ожерелье. Для страховки над дымом держали и саму девочку. Затем в серебряном сосуде приносили молочную рисовую кашу. Есть кашу можно только золотой монетой. Ритуальную пищу обычно съедают присутствующие на обряде дети. После этого, подкоптив над священной лампой большой острый кургский нож, бабушки касались пальцами копоти на нем и проводили ими по лбу девочки, чтобы причастить ее к огню священной лампы. Но злые духи не унимались, и поэтому трижды бабушки вынимали девочку из колыбели и клали туда завернутый в пеленку камень. (Правда, бабушки считали, что камень символизирует долголетие). Только после этого одна из бабушек называла имя девочки, которое бабушки дуэтом трижды повторяли. Все женщины подходили к колыбели, качали ее и говорили: «Вставай, имярек, есть рис и молоко!»


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить