Главная Как выбирают имена Тайные имена и табу

Авторизация



Яндекс.Метрика

Посетители

Сейчас 153 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1221
Просмотры материалов : 4488831
Тайные имена и табу
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Однажды в полночь в одной из московских квартир зазвонил телефон.

— «Ягуар-101»,— послышался в трубке мужской голос.— Говорит «Ягуар-102». Напоминаю: «Комета» стартует ровно в девять. «Кобра» все приготовила... «Амазонка» может отправляться налегке...

— Вас понял,— ответил «Ягуар-101».—- Старт ровно в девять.

Об этом ночном разговоре мы могли ничего не знать, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что под кличкой «Ягуар-101» фигурировал один из нас, а под кличкой «Ягуар-102» — другой.

К эзоповскому языку и кличкам мы стали прибегать с тех пор, как одна из иностранных разведок занесла нас в свою картотеку...

Как известно, любой знающий себе цену агент должен быть оснащен черными очками, отмычкой и иметь конспиративную кличку...

Так мы стали «ягуарами». Жена одного из нас отныне именовалась «Коброй», а жена другого — «Амазонкой».

Так описывается в памфлете А. Голуба и Б. Данелии «Перстень Матильды» причина появления конспиративных кличек. Нет, даже не причина, а повод. Причина иная.

Кстати, партнером «ягуаров» по игре был филиал американской разведки во Франкфурте-на-Майне. Его кодовое название «Шуба». Соответствующие клички носили и главари филиала: «Шуба-1», «Шуба-2», «Шуба-3» и т. д. А одна из сотрудниц филиала Ариадна Ширинкина была и филателистом Леви, и коммивояжером Алексом Липпертом, и Андреем Липинским. Зачем им эти подставные имена?

— Ну, коню понятно! — заявил мой знакомый.— Это же шпионаж, а там нужно, чтобы настоящих имен агентов никто не знал. Иначе контрразведка противника быстро соберет об этом агенте подробную информацию и будет знать, с кем она имеет дело.

— Ну и что из этого? — спросил я его.

— Как что? Да они же будут знать и сильные и слабые стороны агента и его хозяев, манеру их работы, характер, опыт и тем самым держать нити игры в своих руках.

— То есть знание настоящего имени в какой-то мере предопределяет исход операции и вместе с тем судьбу самого агента?

— Да, конечно.

Не знаю, согласятся ли с таким мнением сведущие люди. Я согласился бы. Испокон веков всякая тайная деятельность в стане врага и во вред ему требовала смены настоящего имени на подставное. Настоящее имя знают считанные единицы, а подставное — все окружающие.

На сегодняшний день существует несколько видов жалюзи, наиболее распространенными из которых являются горизонтальные, вертикальные, роликовые и защитные. Здесь вы можете посмотреть более подробно: http://жалюзи-светлов.рф/калуга Жалюзи могут использоваться в любом помещении, начиная офисным кабинетом и заканчивая детской комнатой.  Они очень хорошо защищают помещение от воздействия яркого солнечного света, но в то же время не перекрывают доступ кислорода в помещение.

У австралийского племени арунта, например, ситуация была почище вышеописанной «шпионской». У каждого мужчины племени, помимо обычного, всем известного имени, было еще и тайное, священное. Его полагалось знать только самым старым и почтенным членам племени, а произносить можно было только шепотом. Женщины же могли узнать об этом имени, лишь достигнув преклонного возраста. Жена, прожив с мужем всю жизнь, лишь на склоне лет узнавала, и то не всегда, настоящее имя мужа. Вот где секретность!

Профессор А. Элькин, исследовавший коренное население Австралии, жаловался: «Однажды я записал родословную более 20 австралийцев с точными ссылками на обиталища душ, местность, половину племени и тотемы, но впоследствии оказалось, что мне показывали не личные имена, а прозвища. Вот ведь как! Самое сокровенное выдали, самое тайное, а настоящих имен не назвали.

Арауканец тоже не скажет свое имя иностранцу. Если тот, не зная обычаев племени, все же спросит его имя, то арауканец обязательно ответит: «У меня его нет». Вот оно, смягчающее вину геродотовских гостей обстоятельство! И хотя арауканцы живут в Америке, вполне возможно, что такой обычай существовал и у какого-нибудь африканского племени.

А если вы спросите индейца-обжевея, как его зовут, тот попросит ответить какого-нибудь знакомого, но сам своего имени не назовет. Это у них считается зазорным. Такой обычай отмечен и на Мадагаскаре, и на Малайском архипелаге, и у папуасов Северной Новой Гвинеи, и в Южной Африке и т. д. А на островах Ост-Индии такой вопрос считается величайшей бестактностью.

Ну, а как поступаем мы с вами, современные цивилизованные люди? Мы ведь тоже, прежде чем обратиться к кому-нибудь по важному делу, особенно личному, спешим узнать у третьего лица имя-отчество нужного нам человека. А почему не спросить его самого? Неудобно как-то. А почему неудобно? Не связано ли неудобство с теми же корнями, что и в предыдущих случаях? Наука пока ответа не знает.

Но вернемся к тайным именам. Они существовали и сейчас еще кое-где существуют у самых разных народов. В Древнем Египте, например, каждый получал два имени — великое и малое. Первое хранили в глубокой тайне, а второе считалось обиходным.

Брахманы в Индии тоже давали своим детям два имени: одно знали только отец и мать, а второе — все окружающие. Двойные имена имели нивхи, якуты, киргизы, арабы, калмыки, русские, белорусы, украинцы и другие народы.

Суть наличия тайного имени, как читатель уже, видно, догадался, остается прежней: чтобы ни злые духи, ни злые люди не могли, зная настоящее имя человека, навредить ему, наслать болезни или, хуже того, смерть.

— Причем здесь злые люди? — спросите вы.— Ведь речь шла только о духах.

Совершенно верно. Но с определенного периода развития сознания вера в колдовство, чары, заклинания стала такой сильной, что, помимо духов, приходилось принимать экстренные меры и от злых людей.

О разновидностях магии мы уже говорили выше. Но то была теория. Практика же выглядела гораздо страшнее. Вот, например, малайский обряд уничтожения врага. Изображающую врага восковую куклу, сделанную по особому рецепту, семь ночей подряд разогревают на малом огне, поджаривают. При этом произносят такое заклинание: «Я не воск растапливаю здесь, это я раздираю печень, сердце, селезенку такого-то (имярек)». После седьмого раза изображение сжигается и жертва должна неминуемо умереть. Как видим, имя врага играет здесь важнейшую функцию. Не зная его, нельзя поразить и врага. А зная...

А зная, можно не только врага поразить, но и морально оступившегося исправить, перевоспитать Кафры в свое время поступали так. Чтобы исправить молодого вора, они выкрикивали его имя над горшком, в котором кипела целебная вода. Затем горшок закрывали крышкой, и имя вора вынуждено было вариться в этой воде несколько дней. И не обязательно, чтобы сам нор об этом знал. Моральное исправление совершится незаметно для него самого.

Интересно, что туземцы племени толамполо на о. Сулавеси верили, а может и сейчас еще верят, что, написав имя человека, можно унести вместе с именем и его душу.

А что же делать тем народам, которые как-то упустили из виду сочинить тайные и обиходные имена? Так и оставить бедное имя, а заодно и душу, на растерзание злым силам, неважно духи это или люди? Выход нашли. И очень простой. Родителей стали называть по их детям: отец такого-то, мать такого-то. Обычно по имени старшего сына. Лица, не имеющие детей, назывались по именам своих младших братьев. А у даяков бездетных родителей так и называют «бездетный отец», «бездетная мать».

На основе запретов называть человека по имени, особенно среди родственников (уж родственник-то никак не должен желать плохого своему ближнему и навлекать на него беду, называя его имя!), развилась чрезвычайно сложная система табу на имена. Разобраться в ней и объяснить ее сущность даже у одного народа трудно, а обобщить весь такой материал еще труднее. Поэтому рассмотрим только несколько примеров, чтобы было ясно, что это такое. Начнем с родственников.

В этнографических записках одного русского исследователя конца ХIХ в. читаем: «Муж не смеет произносить настоящего имени своей жены. Если кто-нибудь не знакомый с абхазскими обычаями спросит у абхазца, как зовут его жену, ему ни за что удастся добиться от последнего ответа, и он по

неволе должен будет обратиться к кому-нибудь из присутствующих. Для того чтобы обращаться к своей жене, муж придумывает ей какую-нибудь условную кличку. Но боже его избави назвать ее по имени: это навлекло бы на него всеобщее порицание».

У грузин сохранились лишь остатки когда-то существовавшего табу на имена. У них нельзя было произносить чужие имена (особенно девушек) в день Нового года.

У одних народов табу существовало на имена ближайших родственников, у других — на восходящую линию жены и мужа, у третьих — только на старших по возрасту, у четвертых — и на старших и на младших и т. д.

Женщине запрещалось называть по имени и мужа и всю его родню. У зулусов, например, этот обычай называется «хлонипа», что означает «избегать из уважения», т. е. избегать из уважения к мужу и его родственникам называть их по именам. Избегают также произносить настоящее название того или иного предмета, если оно сильно напоминает имя мужа, его родичей или вождя, живого или мертвого. Так, если мужа зовут «дерево», жена должна при обращении к нему называть что-нибудь древовидное, употребляя действительно существующее или выдуманное ею слово. И лишь в старости, став бесплодной, женщина может называть настоящие имена.

Что касается имени вождя, то тут обычай «хлонипа» должны были соблюдать все, независимо от пола. Если, например, кланом ингванов правил вождь Чани (Трава), все племя переставало так называть траву, придумав для нее другое слово — «инц’е». Этим названием пользуются до сих пор, хотя Чани умер около 1773 года. Обнаружили такие табу и у других народов мира. Отмечается при этом чрезвычайная неустойчивость лексического состава языка: ведь каждое слово, ставшее именем какого-либо вождя, было табу и взамен его выдумывалось новое. Но табу на имена вождей имело и другое, гораздо более существенное последствие: отсутствие истории данных народов. Разве можно писать историю, не называя имен правителей? Видимо, поэтому на Мадагаскаре у племени сакалавов возник новый обычай. Там тоже имена покойных царей являлись табу. Поэтому народ собирается вокруг трупа царя и выбирает новое имя покойнику, под которым тот остается в истории, а настоящее имя, под которым жил царь, останется табу. Такой же обычай возник в Древнем Китае, где имя императора никто не смел произносить. Под новым, храмовым именем нам и известно большинство китайских правителей.

Да что там вожди и императоры, если даже боги боялись за свое имя. Известно, сколько помучилась богиня Изида, прежде чем узнала настоящее имя, верховного бога древнего Египта Ра. В книге Ловит (Библия) рассказывается, как сын израильтянки и египтянина, вступив в спор с одним из израильтян, кощунственно произнес святое имя и был побит камнями по повелению Вечного. Из этого евреи заключили, что имя Ягне нельзя ни произносить, ни изображать письменно.

Особый смысл приобрело табу на имена лиц, находящихся на охоте, рыбалке, войне. Производственная и военная деятельность требует особой сосредоточенности у мужчин. А женщины, они всегда были заботливыми. «А как он там? А все ли с ним хорошо?»,— думали они или делились своими тревогами в семье и с соседками. И, конечно же, при этом называли своих отцов, мужей, братьев и сыновей по имени. А что такое назвать человека по имени? Это значит позвать, заставить его обратить на вас свое внимание. А вдруг он услышит, обернется, а в это время и проворонит врага, зверя или рыбу. Хорошо, если только голодным останется. На войне и голову потерять может. Вот что значит произносить имя во время войны, охоты или рыбалки. Поэтому категорически запрещалось в целях научной организации труда и техники безопасности называть имена людей, занятых производственной или военной деятельностью. И даже мысленно произносить их имена (видно, о телепатии уже тогда было кое-что известно).

Вот какие сложности навыдумывали люди с личными именами. Но на этом хитрости и обряды далеко не исчерпываются.


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить