Авторизация



Посетители

Сейчас 71 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 47
Статьи : 1223
Просмотры материалов : 4624617
Суровые будни войны
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Автор: Климова Елена   

Война не вмещается в оду,
И многое в ней не для книг.
Я верю, что нужен народу
Души откровенный дневник.
(С.Кирсанов)


Памятники, обелиски, стелы, музеи в городах, станицах, школах – все это создано для того, чтобы люди помнили, знали и передавали новым поколениям святую правду о тех, кто в годы войны закрыл собой любимую Родину от врага. Среди них мои односельчане. Кто они? Где воевали? Как переносили тяготы и невзгоды?

Тишина. Открываю маленькую дверь в школьный музей. Я хочу ближе познакомиться с земляками, с теми, кому обязана своей жизнью, возможностью учиться. Вот немые свидетели тех далеких трагических дней. С фотографий смотрят на меня фронтовики. Молодые, красивые, полные сил, энергии. Перелистываю документы, письма, грамоты, смотрю на награды. И перед глазами встают суровые будни войны моих односельчан.

Большой портрет Федора Григорьевича Деркача. Добрые, улыбчивые глаза. Открытое лицо. Широкие плечи хлебороба. Наверное, любил он весной выходить в поле и любоваться зеленой пеленой пшеницы. Растил детей. Радовался жизни…

Двадцать второе июня 1941 года. Воскресение. Заполыхала под ногами земля. Солнце закрыли свинцовые тучи. С первых дней войны Ф.Г.Деркач ушел на фронт добровольцем. Одежду, пахнущую степью, сменил на тяжёлую, пропитанную дымом пожарищ, потом и кровью гимнастерку. В одном из последних писем с фронта читаем: «В тяжёлых боях я участвовал. «Юнкерсы» пикировали почти до земли, швыряли бомбы и поливали из пулемётов. Иногда, особенно в последнее время, вместе с бомбами летели вниз куски рельсов, пустые бочки из-под бензина. Эти добавляли в воздухе шума и воя. Жутко. Начальник нас успокоил: «Это как у собак, чем  пес трусливей, тем громче он лает, воет и визжит. И железо они не от хорошей жизни бросают. Бомб, видать, у них не хватает». Но страшно все равно… В полку большие потери. Выходят из строя орудия. Не хватает снарядов. Доставать их все сложней. Фашисты бомбят нашу оборону на всю её глубину. Бомбят город и Днепр».

Командир истребительного противотанкового артиллерийского полка Ф.Деркач отличился в октябре 1943: у села Студенец на подручных средствах переправился во главе батареи на правый берег Днепра. Захватил вместе со штурмующей группой плацдарм и отразил многочисленные атаки противника. Десять долгих часов длился тот бой. Двадцать шесть «пантер» и «тигров» пылали перед батареей нашего односельчанина. За этот бой старшему лейтенанту Деркачу Ф.Г. было присвоено высокое звание – Герой Советского Союза.

Я восхищаюсь мужеством и стойкостью этого человека и хочу, чтобы все знали, что его именем названа улица в нашем селе и в районном центре Брюховецкой. Не забыли героя земляки. Учитель из станицы Переясловской Г.А.Лобода посвятил ему стихотворение.

Срывают с деревьев наряды

Взбесившиеся снаряды.

«Живым оставаться надо

Для неповторения ада», -

Говорит лейтенант Деркач,

По - кубански красив и горяч…

Было много разных побед.

Эта – главный оставила след.

Днепр запомнил его навсегда.

На груди засияла звезда.

Мое внимание привлекает фотография совсем молоденького солдата. Это Горбоконь Александр Ильич. О нём рассказывает Клава, его сестра: «Александр был высоким, стройным, красивым юношей. Ему исполнилось семнадцать лет,  когда началась война. После окончания училища Саша назначен командиром танка. Отличался мужеством и храбростью. Любил он петь русские народные и казачьи песни. И часто на привалах звучали  «Тройка»,  «Степь да спеть кругом», «Два дубки». Его пение скрашивало суровые военные будни. Никогда его экипаж не отступал, в бой шел правофланговым».

Саша написал родным письмо. Своё последнее письмо. Вот оно. Раскрываю. Истертые строки, потертые изгибы. Читаю слова, написанные рукою русского солдата более полувека назад, но сохранившие свою трепетную теплоту до наших дней. «Мы продолжаем гнать на запад фашистов. Не узнаю ни домов, ни улиц. То и дело объезжаем завалы из обломков зданий, сгоревших остовов трамваев, телеграфных столбов. Все это продолжает гореть, чадить и дымить. То тут, то там новые взрывы, хотя бомбардировщиков нет. Это артиллерийский обстрел. Машина в этом аду едет чудом, известным только танкисту».

Война, не спрашивая, уносит жизни молодых, влюбленных, талантливых, ещё только начавших жить парней. Так и не смог он возвратиться на Родину, обнять своих близких, свою любимую девушку Олю, которая работала в это время в сочинском госпитале. А было Александру всего двадцать один год. Проклятая война!

Каждый раз Девятого Мая Клавдия Ильинична приносит цветы на мемориальный комплекс, кладет их на холодную плиту, где написано имя брата, ладонями вытирает градом катящиеся слезы. Я смотрю на эту русскую женщину и невольно возникает у меня вопрос: «А я бы смогла отдать свою молодость, свою жизнь за Родину?»

Мой взгляд останавливается на снопах пшеницы. И в памяти вспыхивает рассказ ветерана В.С.Саввы о гибели его друга Суровцева Ивана, который каждую ночь уходил «латать» поле. Не успел он бросить зерно, как неожиданно белесый куст с  землёй взметнулся неподалёку. Погиб солдат, а из холодеющей ладони Ивана Петровича скатывались, ручейком текли желтые слезинки, образуя маленькую пирамидку. Каким тяжёлым оказался боец. А ведь только что легко и красиво шагал он по полю, посыпая его пшеницей.

Не только мужчины в суровые будни войны сражались за Родину, но и женщины. Все тяготы  жизни и труда они  взвалили на свои плечи. Повзрослевшие девочки носили кирзовые сапоги, солдатские шинели, спали на снегу, умирали от пуль и осколков.

Надо ли было отпускать женщин на войну? Не знаю… Ответа на этот вопрос ещё никто не дал. Лида Корниенко ушла добровольцем на фронт. Была зенитчицей. Боевое крещение получила у населенного пункта Псебай. Затем воевала под Грозным.Вера Иванцова участвовала в боях на Орловско-Курской дуге в составе полка связи. Военная биография Антониы Клименко началась под Кропоткиным, где её зачислили в артдивизион. А первый бой она приняла в Приморско-Ахтарске. Это потом были Украина, Румыния, Венгрия, Чехословакия. Они были там, но не черствели душой, не разучились дарить любовь и нежность, учить добру Трудно на войне, но не легче было и в тылу, когда нет хлеба и голодные ребятишки, держась за материнский подол, просят кушать.

Многие женщины из нашего села Большой Бейсуг потеряли в годы войны своих родных. Как трудно заставить молчать сердце, не умеющее мириться в потерей. Но надо было жить, сеять хлеб, помогать фронту. Труженицы тыла Раиса Гладченко, Вера Исайко, Лидия Кротко, Мария Николаенко, Евдокия Старостенко  и другие заменили мужчин, ушедших на фронт. Они убирали урожай, пахали на коровах, а вечерами доили буренок, чтобы хоть как-то прокормить детей.

Война не искалечила их живую человеческую душу, не вытравила доброту и сострадание…

Я выхожу из музея. Завтра встречусь со своими пионерами - пятиклассниками, приведу их в святое святых место в селе и расскажу обо всем, что узнала и пережила сегодня. Я верю, что мы не сможем просто так закрыть эту дверь и забыть боль и горе, которое принесла та страшная война.

Пусть в  жизни не всем дано быть Александром Матросовым или Зоей Космодемьянской, но каждый настоящий патриот совершил то, что было в его силах, а если требовалось, то и сверх сил.

Да сделали все что могли                              Да каждый бал ранен контужен

Кто мог сколько мог и как мог.                       А каждый четвертый – убит

И были мы солнцем палимы                           И лично отечеству нужен

И шли мы по сотням дорог.                            И лично не будет забыт.


 
 

Новости школы